Оппонент не дремлет: в Совфеде рассказали о подготовке закона о нежелательной деятельности

Опубликовано на сайте Федерального агентства новостей 4 сентября 2017 года - https://riafan.ru/950670-opponent-ne-dremlet-v-sovfede-rasskazali-o-podgotovke-zakona-o-nezhelatelnoi-deyatelnosti


Комиссия Совета Федерации РФ по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела России готовит проект Закона о нежелательной деятельности. По замыслу разработчиков новый закон должен дополнить уже существующий ФЗ «О нежелательных организациях», принятый двумя годами ранее.

Федеральное агентство новостей попросило рассказать о новой законодательной инициативе заместителя председателя Комитета Совета Федерации РФ по международным делам Андрея Климова.

— Более месяца назад на одном из заседаний рабочей группы нашей комиссии обсуждалась тема «нежелательная деятельность». В нашем законодательстве есть понятие «иностранного агента» — это российское юридическое лицо, которое имеет форму некоммерческой организации и, занимаясь политической деятельностью, получает средства из-за рубежа. У нас есть понятие «нежелательная организация» — это юридическое лицо, иностранная организация, которая ведет нежелательную для России деятельность. По этим категориям государство может себя защищать.

Но наш оппонент не дремлет, и сегодня всю тяжесть «нежелательной работы» переносит в сферу физических лиц. Они приезжают в Россию, или приглашают к себе, как физические частные лица. Закона, касающегося этих лиц, нет. Формально они ничего не нарушают.

— Да, но могут нарушать наши граждане, вступающие в контакт с ними. Есть же статьи о государственной измене, о шпионаже…

— Государственная измена — это когда гражданин России во вред России ради какого-то государства совершает какое-то преступление. Мы говорим о другом. Приезжает, к примеру, к нам некий деятель из некой страны. И начинает в наших учебных заведениях читать лекции или проводить семинары, которые, мягко выражаясь, направлены против российского конституционного строя. И преследует он при этом определенную цель — смену нашей политической системы. Как это пресекать? Или, к примеру, приезжает к нам какой-нибудь эмиссар из какой-нибудь южной страны и под видом религиозных бесед начинает вести подрывную работу. Он ничего не взорвал, никого не убил. Что с ним делать?

— Подобные варианты действующим законодательством не прописаны?

— Нет! Прибыл к нам некий гражданин — из безвизовой страны, или с визой. Если он получил туристическую визу, но занимается не туризмом, мы можем попросить его покинуть Россию. Но если у него виза «правильная» — ничего не сделать.

— Самая распространенная схема нежелательной деятельности?

— Сейчас разработана следующая схема. Некий гражданин в некой стране получает из некого фонда деньги. Неважно, на какие цели. Приезжает в Россию и дает эти деньги другому физическому лицу, но уже российскому. Что это такое? Под «нежелательную организацию» эта деятельность не подпадает.

— Продолжу вашу мысль: наше, российское лицо, в соответствии с правами человека, опираясь на нормы свободы слова, может за эти деньги пропагандировать любую идею.

— Именно так. Оно ведь получило деньги не от агента, не от организации. Вот вам яркий и совсем не фантастический пример. Наше лицо проконсультировало человека о том, как пройти в библиотеку. За эту консультацию получило 5 миллионов рублей. В этот момент оно участвовало в выборах в одно их муниципальных образований. Повторюсь, это совсем не фантастическая история.

— Степень вмешательства в наши внутренние дела не уменьшается?

— Нет. Что мы видим по объективным показателям? Денег на так называемое сдерживание России выделяется значительно больше, чем раньше, а объем средств, которые идут по известным нам каналам, — по безналичному расчету — сокращается. Очевидно, что по закону сохранения вещества и энергии к нам идут какие-то другие потоки.

Наша комиссия не регулирует никакие внутренние истории. Мы наблюдаем за внешним нежелательным воздействием. Выяснилось, что с точки зрения законодательства нежелательная деятельность физических лиц не учтена. Поэтому возник вопрос: четко юридически ее определить. И либо добавить соответствующие пункты в существующий закон, либо разработать отдельный нормативный акт. Решение на этот счет комиссия еще не приняла. Но то, что этот вопрос обсуждался и мы будем доводить его до какого-то логического конца — это точно.

Денег на сдерживание России выделяется значительно больше, чем раньше

Денег на сдерживание России выделяется значительно больше, чем раньше pixabay.com /

Мы собираемся учесть мнения экспертов, чтобы никоим образом не ущемить права граждан Российской Федерации. Все, что нужно сделать для защиты страны, мы сделаем.

— Новый закон коснется, прежде всего, иностранных граждан?

— Некоторых этих граждан я знаю по именам, но пока закона нет, они чего не нарушают. Как минимум мы должны ограничить виды их занятий на территории нашей страны, как максимум — им тут просто делать нечего. Контакты с такими лицами россиян должны сами по себе вызывать вопросы.

— Газета «Известия» пишет: «российские депутаты и сенаторы получат возможность отправлять запросы в Генеральную прокуратуру с просьбой проверить деятельность юридического или физического лица на предмет «нежелательности». А разве сейчас не так?

— То, что написано, — это калька с закона о нежелательной организации. Это уже принято. Но это более узко, чем то, о чем я говорю. При этом мы понимаем, новые нормы нам нужно прописать так, чтобы любой гражданин имел возможность при необходимости оспорить любое решение государства. Когда мы ввели закон о нежелательных организациях, мы их проверили довольно много. Нежелательными были признаны только часть.

— Новый закон не спровоцирует возмущение так называемого цивилизованного западного мира?

— Нас это меньше всего интересует. Они кричат по любому поводу. Сейчас каждый второй заголовок западных СМИ попахивает прямым вмешательством в наши внутренние дела.

— Когда реально закон может быть введен?

— Мы это сделаем тогда, когда будем уверены, что все просчитали. Такого рода законы должны вводиться с учетом выборного процесса. Выборы президента России — важнейшее политическое событие. Поэтому с принятием закона тянуть нельзя.

В этой связи, я вам скажу еще одну вещь. У нас есть такое понятие как «доверенные лица». Это очень активные люди выборной кампании. В России до сих пор законодательством не ограничена возможность для гражданина другого государства быть доверенным лицом. Если вы, наряду с российским, имеете гражданство другого государства, вы можете быть доверенным лицом на выборах любого уровня. Я лично считаю это неправильным. Потому что непонятно — на кого вы в действительности будете работать, чьи деньги привлекать в избирательную компанию. Я буду предлагать коллегам эту тему серьезно обсудить.

Беседовал Владимир Хохлев

08.09.2017 09:45
111

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!