Ваша деятельность нежелательна!

Яна ТИТОВА, Владимир ХОХЛЕВ

Ваша деятельность нежелательна!

Статья опубликована в газете "Секретные материалы" №22, октябрь 2017 (Санкт-Петербург).

Через два с небольшим года после принятия Государственной думой России закона «О нежелательных организациях» правительство занялось подготовкой еще одного закона, который должен дополнить его, – закона «О нежелательной деятельности». По мнению разработчиков, этот второй законодательный акт необходим, чтобы предотвращать ситуации, когда деятельность, представляющую угрозу для России, ведут не зарубежные организации, а отдельные граждане из других стран.

Не пойман – не агент

Однако у многих эта инициатива вызывает и сомнения, и опасения, причем не только у оппозиции. Некоторые не уверены, что новый закон будет работать и его можно будет применить к тем, кто действительно ведет в стране подрывную деятельность, другим возможность объявлять того или иного человека «нежелательным» кажется излишним «закручиванием гаек».

Несмотря на все эти страхи и недовольство, политики, выступающие за принятие нового закона, уверены в его крайней необходимости. Само понятие «нежелательная деятельность» родилось на обсуждении закона «О нежелательных организациях» и его слабых мест в Комитете Совета Федерации РФ по международным делам. Во время этого обсуждения рабочая группа комитета пришла к мрачному, но закономерному выводу: иностранные агенты, пытающиеся навредить России, не собираются бросать это дело из-за уже принятого закона и ищут способы обойти его.

– Некоторое время назад на одном из заседаний рабочей группы нашей комиссии обсуждалась тема «нежелательная деятельность», – рассказывает заместитель председателя этого комитета Андрей Климов. – В нашем законодательстве есть понятие «иностранный агент» – это российское юридическое лицо, которое имеет форму некоммерческой организации и, занимаясь политической деятельностью, получает средства из-за рубежа. У нас есть понятие «нежелательная организация» – это юридическое лицо, иностранная организация, которая ведет нежелательную для России деятельность. По этим категориям государство может себя защищать. Но наш оппонент не дремлет и сегодня всю тяжесть «нежелательной работы» переносит в сферу физических лиц. Они приезжают в Россию или приглашают наших граждан к себе как частные лица. Закона, касающегося этих лиц, нет, то есть формально они ничего не нарушают.

Проще говоря, в Россию может приехать некто из так называемого «цивилизованного» мира и начать, например, читать в школах или в вузах лекции с призывами к свержению российской власти или еще какой-нибудь экстремистской деятельности. Либо этот некто станет проводить какие-нибудь курсы «духовного развития» или чего-то подобного, а те, кто запишется на эти курсы, внезапно «пожертвуют» их организатору все свои деньги, перепишут на них квартиру и уйдут из семьи, заявив, что теперь у них есть «истинная семья», – другими словами, курсы окажутся тоталитарной сектой. Сколько таких случаев было в России начиная с «диких 90-х» – и не сосчитаешь! Сколько подобных лекций и курсов проводится прямо сейчас – тоже можно только догадываться. А призвать их к ответственности и прекратить их деятельность невозможно – с точки зрения закона они действительно ничего плохого не делают. В некоторых случаях, правда, они нарушают другие законы, и тогда их работу можно остановить. Но бывает и так, что к разжигателям беспорядков или сектантам при всем желании не подкопаешься.

– Допустим, прибыл к нам некий гражданин – из безвизовой страны или с визой. Если он получил туристическую визу, но занимается не туризмом, мы можем попросить его покинуть Россию. Но если у него виза «правильная» или если он может находиться у нас без визы, с ним ничего не сделать, – объяснил Андрей Аркадьевич.

Для таких случаев и пришлось ввести понятие «нежелательная деятельность». Если будет принят закон, запрещающий подобные действия, иностранных частных лиц, которые вредят гражданам России, можно будет высылать из страны, штрафовать или лишать свободы. И по мнению разрабатывающих этот закон политиков, применять его придется достаточно часто.

– Что мы видим по объективным показателям? Денег на так называемое сдерживание России выделяется значительно больше, чем раньше, а объем средств, которые идут по известным нам каналам – по безналичному расчету, – сокращается. Очевидно, что по закону сохранения вещества и энергии к нам идут какие-то другие потоки, – уверен Андрей Климов.

Вполне возможно, что часть этих средств как раз и получают частные лица, безнаказанно ведущие в России разную вредную пропаганду. И с этим надо как-то бороться – что и пытается сделать комиссия при Комитете по международным делам. Возможны два варианта действий: либо внести дополнения в уже существующий закон «О нежелательных организациях», чтобы в нем учитывалась также деятельность физических лиц, либо принять для физических лиц отдельный закон. Какой именно вариант стоит выбрать, комиссия еще не определилась, но работа идет, и Андрей Климов обещает, что это дело обязательно будет доведено до логического конца.

Опасения

Новые законы нередко вызывают критику тем, что частично или даже полностью повторяют уже имеющиеся законодательные акты. Подобные возражения возможны и в этом случае, так как закон, запрещающий нежелательную деятельность физических лиц, может в чем-то пересекаться с законом о государственной измене, по которому можно привлечь к ответственности граждан России, сотрудничающих с ведущими подрывную деятельность иностранцами. Однако государственной изменой считается только соучастие российских жителей в преступлениях иностранцев. Если же граждане нашей страны просто помогали в организации выступлений зарубежных гостей, то привлечь их к ответственности нереально: они могли не знать, о чем именно будет говориться на выступлениях, или не понимать, что выступающий делает «не так». Бороться в данном случае надо не с соотечественниками, косвенно участвующими в чужой нежелательной деятельности, а с теми, кто ею занимается. Тут без нового закона или новых пунктов в уже имеющихся законодательных актах не обойтись.

Другая постоянная претензия к принимаемым в России законам заключается в том, что применение их на практике может не только не улучшить ситуацию, но и навредить ни в чем не повинным людям, попавшим под действие закона случайно, из-за непродуманных и неточных формулировок. Именно поэтому комиссия Климова уделяет особое внимание именно точности всех определений, которые будут в новом законе, в первую очередь определению самого понятия «нежелательная деятельность». Под нее не должны попасть действия тех иностранцев, которые захотят заняться в России чем-нибудь безобидным, и тех российских граждан, которые случайно окажутся втянутыми во вредную деятельность.

– Мы собираемся учесть мнения экспертов, чтобы никоим образом не ущемить права граждан Российской Федерации. Но все, что нужно сделать для защиты страны, мы сделаем, – заявил Климов в одном из интервью, после чего добавил, что лично знает нескольких иностранцев, которые точно попадут под действие закона «О нежелательной деятельности», когда он вступит в силу. По словам Андрея Аркадьевича, этим людям нечего делать в России, но формально они пока не делают ничего противозаконного, так что их невозможно даже просто назвать по именам. А вот после принятия закона их деятельность будет либо сильно ограничена на территории России, либо вообще запрещена.

После таких заявлений, естественно, возникает вопрос, не вызовет ли выдворение из страны «нежелательных иностранных персон» возмущения в Европе и США, которые, несомненно, усмотрят в этом нарушение прав человека. Отвечая на такие возражения, Андрей Климов всегда бывает категоричен: да, вызовет, ну и что с того? Не будет этого закона – будет что-то другое, так называемый «цивилизованный мир» в любом случае найдет повод в чем-нибудь обвинить Россию.

– Это нас меньше всего интересует. Они кричат по любому поводу. Сейчас каждый второй заголовок западных СМИ попахивает прямым вмешательством в наши внутренние дела.

Несмотря на то, что пока новый закон находится в разработке, кое-что о нем известно уже точно. Как и в законе «О нежелательных организациях», позволяющем депутатам и сенаторам направлять в Генеральную прокуратуру письма с просьбами проверить деятельность той или иной иностранной организации на территории России, в законе «О нежелательной деятельности» будет такой же пункт, по которому политики смогут инициировать проверку физических лиц. Будут у нового закона и «ограничители» на тот случай, если кого-то обвинят в подрывной деятельности ошибочно, – любой гражданин сможет оспорить решение прокуратуры признать чьи-либо действия вредными.

Так что опасения, что после принятия такого закона из России придется уехать всем иностранцам, включая тех, кто приносит нашей стране пользу, мягко говоря, преувеличены. Тех, кто попадет под подозрение, будут сперва очень тщательно проверять, и даже если проверка окажется не в их пользу, ее результаты можно будет оспорить. Именно так сейчас происходит с проверкой нежелательных организаций. После того как посвященный им закон вступил в силу, в Генеральную прокуратуру поступило множество заявлений, однако в итоге вредными были признаны далеко не все. Даже некоторые весьма подозрительные организации пока продолжают свою деятельность – проверяющим не удалось доказать, что они могут навредить стране.

Возможно, закон «О нежелательной деятельности» еще и уточнит такое понятие, как «доверенное лицо». Так называют активных участников выборной кампании, и на данный момент по российским законам таким доверенным лицом может быть и иностранный гражданин, и человек, имеющий два гражданства, российское и какой-нибудь другой страны. Но Андрей Климов выступает против этого и настаивает на том, чтобы в законе был пункт, по которому доверенными лицами могли бы быть только российские граждане.

– Если вы, наряду с российским, имеете гражданство другого государства, вы можете быть доверенным лицом на выборах любого уровня. Я лично считаю это неправильным. Потому что непонятно – на кого вы в действительности будете работать, чьи деньги привлекать в избирательную кампанию. Я буду предлагать коллегам эту тему серьезно обсудить, – пообещал политик.

Что же касается сроков принятия закона, то, по мнению Климова, это должно произойти до президентских выборов 2018 года, так что «тянуть с этим нельзя».

«Жертвы» закона

Закон «О нежелательных организациях» действует в России с 23 мая 2015 года. После того, как он был принят, правозащитники всех мастей пугали жителей России тем, что Генеральная прокуратура начнет «зверствовать» и распугает все иностранные благотворительные фонды, оставив без помощи тысячи нуждающихся. Однако все эти наводящие на доверчивых людей ужас «пророчества» так и не сбылись: за два с лишним года закон применялся всего десять раз.

Первой его «жертвой» стал «Национальный фонд в поддержку демократии» – американская организация, официально занимающаяся «продвижением демократии и защитой прав человека в других государствах», а в реальности финансирующая террористов в Чечне и в арабских странах. Кроме этого, как удалось выяснить прокуратуре, фонд устраивал бурную деятельность после каждой выборной кампании в России: его сотрудники объявляли выборы нелегитимными и устраивали незаконные акции протеста, которые нередко заканчивались массовыми беспорядками. А в свободное от этой работы время они еще и распространяли разные жуткие слухи про службу в армии в России, после которых молодежь призывного возраста в панике принималась искать способы «откосить» от службы.

К слову, об этих способах «установления демократии». В первую очередь о помощи террористам-сепаратистам было известно и раньше, и не только в России. Еще в 2011 году об этом писал портал «Викиликс», обвинивший «Национальный фонд в поддержку демократии» в разжигании беспорядков в арабских странах, которые в конечном итоге привели к событиям «Арабской весны». В общем, более явного кандидата в «нежелательные организации» найти было невозможно.

Следом за этим фондом вредоносными для России были признаны еще два – псевдоблаготворительные фонды Джорджа Сороса «Открытое общество» и «Содействие». За ними последовали американо-российский Фонд по экономическому и правовому развитию и американский Национальный демократический институт по международным вопросам. Все они тоже занимались «установлением демократии» в России примерно такими же способами. Как и Международный республиканский институт, признанный нежелательной организацией летом 2016 года. Вместе с ним этого «почетного звания» удостоилась еще одна организация – Фонд инвестирования в развития СМИ, финансировавший оппозиционную прессу в обмен на призывы к перевороту и массовым беспорядкам.

Казалось бы, закон прекрасно работает, не давая функционировать в России именно тем организациям, которые и правда для нее опасны. Но не все так просто: помимо перечисленных фондов и институтов, существуют еще десятки иностранных или российско-иностранных сообществ, деятельность которых тоже весьма далека от полезной для нашей страны, и они продолжают работать. Разные политики отправляли в Генеральную прокуратуру запросы о проверке этих организаций, и это ничего не дало: никакой вредоносности выявлено не было. Например, после принятия закона депутаты ЛДПР просили проверить деятельность Amnesty International, которую финансируют организаторы трафика проституток из России в «цивилизованные» страны, «Мемориала», чьи сотрудники публикуют в Интернете призывы к незаконным митингам, и Фонда Карнеги, а также организаций Transparency International и Human Rights Watch. Но ни в одной из них прокуратура не нашла ничего нелегального и опасного для России.

У Совета Федерации тоже был список из двенадцати подозрительных организаций, который он предоставил прокуратуре вместе с просьбой ознакомиться с их деятельностью, и среди них нежелательными были признаны всего три – уже упомянутые Международный республиканский институт, Национальный демократический институт по международным вопросам и один из фондов Сороса. По остальным пунктам из этого списка, среди которых были Фонд Чарльза Стюарта Мотта, Восточно-Европейский демократический центр, фонд «Образование для демократии» и Freedom House, а также Украинский всемирный координационный совет, Всемирный конгресс украинцев и Крымская полевая миссия по правам человека, у Генеральной прокуратуры опять-таки не нашлось причин для беспокойства. Хотя каждая из этих организаций в той или иной форме пыталась влиять на российских граждан, настраивая их против собственной страны.

Правда, нельзя сказать, что усилия Совета Федерации прекратить деятельность этих организаций в России были совсем напрасны, – все-таки часть из них были признаны нежелательными, а кроме того, еще одно попавшее в список псевдоблаготворительное сообщество, Фонд Макартуров, само отказалось от работы на российской территории. Его руководство объявило, что работать в России стало невозможно из-за «ужасных недемократических» законов. Вот только остальные организации, в действиях которых не нашли ничего крамольного, продолжают преспокойно работать в нашей стране.

Нежелательная «духовность»

Отдельное внимание стоит уделить религиозным сектам, в которых, как правило, совершенно открыто настраивают людей и против мировых религий, и против правительства, а кроме того, ведется мошенническое выманивание денег. По всем признакам секты подпадают под действие закона «О нежелательных организациях», но их проверку на этот счет прокуратура пока не проводила – депутаты что-то не спешат посылать туда такие запросы. Была только попытка закрыть организацию «Центр сайентологии», или «Церковь сайентологии», – одну из самых крупных тоталитарных сект в России и в мире, но успехом эта попытка пока не увенчалась. После того как пятерых членов руководства питерского отделения этой секты обвинили в экстремизме, унижении человеческого достоинства и незаконной коммерческой деятельности, которую они вели под видом сбора пожертвований, за них заступилась правозащитная Московская Хельсинкская группа, направившая президенту письмо с требованием освободить арестованных. По их словам, в других странах сайентологи могут свободно проделывать все то, что им пытаются запретить в России, так что все попытки повлиять на их деятельность незаконны. Хотя на самом деле это не так: во многих странах деятельность этой секты ограничена, хотя и не запрещена полностью.

Известный специалист по тоталитарным сектам профессор Александр Дворкин считает, что остановить работу сайентологов на территории России будет непросто.

– Опыт показал, что они хорошо умеют защищаться и, несомненно, будут делать это всеми способами, в том числе и самыми агрессивным и грязными. А собирать и использовать компромат, а то и фабриковать его на должностных лиц они хорошо умеют. Нужно быть готовым к этому, – предупредил сектовед.

Остается надеяться, что в конце концов закон «О нежелательных организациях» заработает в полную силу, а дополняющий его закон «О нежелательной деятельности» будет принят в обозримом будущем и тоже начнет действовать.

02.11.2017 22:05
159

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!