Ольга Бардышева

Мысль пришла…

Заметки Ольги Бардышевой о книге Владимира Хохлева «Теория мысли». – СПб.: Издательство «Город», 2018. – 156 с.

«Много званых, но мало избранных»(от Луки Святое Благовествование: 14.24).

Если судить по названию, книгу Владимира Хохлева «Теория мысли» следовало бы отнести к категории «Философия» – и поместить, образно говоря, на библиотечную полочку, где в ожидании читателей десятилетиями скучают труды классиков и современников, не слишком востребованные в наши прагматичные времена. Впрочем, уцепившись за слово мысль в названии книги, вспоминаешь научные дискуссии – например, «мысль как предмет психологического исследования». Тема не утрачивает актуальности, поскольку вопрос «что такое человеческая мысль, каков механизм её порождения, что представляет собой её структура» на протяжении столетий остаётся фундаментальной проблемой философии и психологии.

Согласно учению Аристотеля (384-322 гг. до н.э.) человек является наивысшим существом материального мира. В представлении Аристотеля о сущности человека центральное место занимает мысль. По Аристотелю, носителем сознания является душа, но лишь разумной (человеческой) душе присуща функция мышления, и это выделяет человека из окружающего его мира.

Учёные по сей день испытывают профессиональную потребность в формулировке одного из наиболее важных и значимых понятий психологии – научного определения мысли.

Толковые словари разных авторов почти единодушны в определение мысли. Мысль всегда сопровождает сознание; она может характеризоваться как действие ума, разума, рассудка и как результат такого процесса. Мысль может рассматриваться как элемент мышления и продукт размышления. Под мыслью можно подразумевать замысел или намерение (синоним – идея)…

Владимир Хохлев скромно определяет место своей книги в безбрежном океане всего, что наработано человечеством: об этом свидетельствуют присвоенные ей коды: УДК 070 и ББК 76.01. Их несложно расшифровать дотошным книгочеям (автор адресует своё творение именно тем, кто стремится «дойти до самой сути»).

Как указано в аннотации, это книга «Для тех, кому интересна мысль как самостоятельная живая сущность. Кто хочет знать, где мысль рождается, где живет, зачем приходит в голову человеку, как влияет на людей и мир в целом».

Мысль– предмет исследования Владимира Хохлева. Он не рассуждает в подробностях об «инструментариях» своего исследования, так как они очевидны: аналитический метод и метод наблюдений. Автором собран и тщательно проанализирован обширнейший материал – от информации из Книг Священного Писания и литературного наследия до собственных многолетних наблюдений. Именно многолетних – по словам автора, этот труд складывался с 1989 года (автор посвятил ему полжизни – 28 лет!), постепенно обретая форму завершённой концепции.

Многие положения «Теории мысли» были известны тем, кто знаком с творчеством Владимира Хохлева – по произведениям, вышедшим в свет в знаковом 21-м веке, в новую хронологическую эпоху. В его стихотворениях, публицистической и художественной прозе явно или неявно часто присутствует мотив о том, что «мысль – с начала Творения и по сей день – рождается, творится Богом» и что «человеческие мысли рождаются не умом – ум всего лишь инструмент, который мысли оформляет. Рождаются они – и добрые, и злые – в душе, в сердце». И рассказывается о «бытийной, психической и духовной сферах»… Таким «Откровением от Владимира» для меня стало повествование «ВЫБОРЫ LIFE» (Владимир Хохлев. ВЫБОРЫ LIFE. Главы из романа // Журнал «НЕВЕЧЕРНИЙ СВЕТ / INFINITE». 2012, № 1. С. 90-137).

Книга Владимира Хохлева «Теория мысли» вполне традиционна по структуре. Она содержит Предисловие автора, основную часть (это два почти равных по объему раздела по «Теории» и «Практике») и Послесловие автора.

Роль Предисловия и Послесловия понятна без дополнительных пояснений: предисловие – ввод читателя в тему, послесловие – резюмирующая часть и рекомендации.

Разделы по теории и практике состоят из коротких взаимосвязанных глав. «Теоретические» главы в концентрированной форме содержат раскрывающие авторскую концепцию основные (понятийные) категории: от уже известных сентенций до парадоксальных (на первый взгляд) суждений, например: «Ум – инструмент постижения и «огранки» мыслей. Разум – ум, отточенный свыше» или «Сознание – недвижимо, абсолютно статично». На то и дан раздел «Практика» – с конкретными, подтверждающими теорию, личными (в значительной мере, исповедальными) примерами: как указано в аннотации, «пристальное изучение которых и предопределило рождение новой теории».

Ветхозаветная (и вечная) мудрость: «Начало всякого дела – размышление…» (Книга премудрости Иисуса, сына Сирахова: 37.20).

«Мысль как самостоятельная живая сущность» – ключевое понятие, которым оперирует Владимир Хохлев. Мысль «обладает всеми качествами живой сущности» – и автор приводит основные её свойства: она энергична, объемна и материальна; она летуча и избирательна; гармонична и красива; настойчива и упряма. «Она созидательна и разрушительна – как и человек, который ею руководствуется». И ещё: «Она материальна и тепла, сильна и свободна, самостоятельна (после рождения), подвижна и настойчива». Более того, по-Хохлеву, мысль обладает совокупностью свойств и параметров.

Суждения о том, что мысль вещественна и конкретна, вряд ли можно считать абсолютно новыми. Их высказывают религиозные деятели и… поэты, включая наших современников – из тех, кто интуитивно осознаёт изменчивость и «многослойность» мира, кто может, по словам одного из них, Глеба Артханова, «выразить поэтически, т. е. по законам жанра, опыт своих странствий по бесконечным ландшафтам той реальности, которая реальней обыденного». Это не мистика, – это, если угодно, некий «духовный реализм»

Новизна идеи состоит в том, что Владимир Хохлев проработал и выстроил стройную логичную систему, элементы которой осязаемы, они функционируют и взаимодействуют. Автором «Теории мысли» «четко разграничены функции души и сердца, ума и сознания, памяти и интуиции».

Оправившись от первого шока, осознаёшь реалистичность теории и правоту автора, что проявляется в относительной простоте изложения материала и его доступность для понимания.

Поясню: шок модное нынче словечко. В данном случае с его помощью я характеризую парадоксальность и неожиданность – потому что всё, связанное со словом мысль, соотношу не с сердцем и душой, а с умом и разумом. Я родом из Советского Союза ­– и привыкла жить разумом, тем более что попытки жить сердцем оборачивались разного рода неприятностями. И мне привычен тезис, что материя первична

Согласившись с тем, что точка зрения автора имеет право на жизнь, воспринимаешь как данность такое, например, высказывание: «Мысль может войти в человека и без объяснения причин покинуть его. Если определит, что человек к работе с новой информацией пока не готов». Тут не нужны доказательства, так как всем известны устойчивые выражения: мысль пришла, пришёл к мысли, мысль ударила в голову и т.п.

«Мысль избирательна – способна ориентироваться в пространстве и времени и находить своего адресата безошибочно», «Мысль создана Богом и живёт в мире» – эта мудрость сродни ситуации, о которой говорят, что идеи носятся в воздухе. Немало примеров, когда чему-нибудь приходит пора быть изобретённым, и такие изобретения случаются почти одновременно в разных местах, не зависимо друг от друга – например, так было с паровой машиной, электрической лампочкой и другими «прорывными» достижениями (с атомной бомбой, в том числе), с возникновением новых гипотез и теорий. То ли так благоприятно обстановка сложилась, то ли атмосфера такая… Или же, как говорится, время приспело?

Владимир Хохлев приводит ставшие популярными высказывания: «Всему свое время, и время всякой вещи под небом» (Книга Екклесиаста или Проповедника: 3.1-8) – и отмечает:«Вот даже «Теория мысли» родилась тогда, когда исполнилось ее время <…> Хотя на свет она пыталась вырваться уже давно».

«Теория мысли» как таковая вызывает ассоциацию с известным парадоксом: вот, видишь конечный результат сложной, трудоёмкой и новой (по существу – гениальной!) работы – и воспринимаешь этот итог как очевидный и органичный, как нечто само собой разумеющееся. Это, пожалуй, главный критерий и самая высокая оценка…

Человек, склонный к размышлениям, несомненно найдёт в этой книге что-то личное, особо притягательное. Мне, например, вдвойне интересны мысли автора о знании, творчестве, памяти, интуиции, эмоциях, об Универсуме и общем сознании. Также отмечу, что на редкость убедительно звучат ответы автора на ожидаемые каверзные вопросы, например в Предисловии:

«Как Бог «объявляет намерения»? Посылая мысли, слова, которым верующий человек четко следует и на которые неверующий может не среагировать, пропустить мимо ушей. <…>

А если человек – язычник, верует в других богов. Не знает Библейских правил… Такому Бог «объявляет намерения»?

Объявляет, но прежде – записывает Божьи законы в сердце язычника. Святой апостол Павел говорит об этом так: «…когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них записано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую…» (Рим. 2.14,15).

Исполнять «объявленные намерения» язычник может как христианин».

Мысли автора и собственно концепция изложены предельно честно, откровенно доверительно. Да и вся книга «сделана» великолепно: умно, образно, смело. В ней множество цитат из Библии, но в изложении материала использован современный язык и понятия из области информационных систем.

Следует особо обратить внимание на Послесловие автора.

Не вызывает сомнений его заявление том, что «Теория мысли» – это, бесспорно, именно «русский продукт». В этом творении нет надуманных философий и придуманных терминов.

Ценность Послесловия состоит ещё и в рекомендациях. Автор призывает нас размышлять, периодически уходить в себя, – точнее, «всматриваться и вслушиваться в себя».

Автор справился с поставленной задачей. И он не только изложил свою (выработанную и выстраданную за много лет) теорию, – он дал новое знание, которое может помочь нам в решении непростой задачи: жить в согласии с собой и в гармонии с миром. И вовлечёт читателей в познание мира…

Полагаю, что книга «Теория мысли» вплотную подводит читателя к любви к Богу, к православной вере и русскому духу… Возможно, это и есть главная идея книги и задача её автора. Задача неимоверно сложна – складывается впечатление, что нашим современникам для укрепления в вере необходимо чудо. То есть, без зримых чудес нет доверия

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам. Ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят»(от Матфея Святое Благовествование: 7.7-8).

Я не вправе критиковать «Теорию мысли» именно как теорию, поскольку не считаю себя компетентной в духовной сфере и смежных областях. Вероятно, в этой теории можно найти слабые места, и даже противоречия. Не мне о том судить.

Позволю себе высказать небольшие замечания непосредственно по книге.

Предисловие автора очень толково разъясняет всё, но представляется чуть затянутым (оно занимает 5 страниц). Полагаю, что можно было бы разбить его на две части: «От автора» и собственно «Предисловие». А в тексте не следовало бы пренебрегать опальной буквой «Ё» – хотя бы там, где необходимо различать слова «ВСЕ» и «ВСЁ».

Не откажу себе в удовольствии привести фрагмент из Послесловия автора:

«Трезво оценивая проделанную работу, я могу ответственно заявить: «Теория мысли» способна во много раз расширить границы познания мира, дать импульс новым открытиям в разных областях человеческой деятельности.

Новая теория может подсказать людям новые решения старых вопросов.

Это отечественное «ноу-хау» – при правильном использовании – позволят России задать новую высоту мировой мысли».

Всей душой присоединяюсь к этим словам Владимира Хохлева.

С Богом!

Ольга Бардышева, Санкт-Петербург, февраль 2018

Постскриптум.

Об оформлении книги «Теория мысли».

Она (как и всё, что выходит у Владимира Хохлева) сделана с большим вкусом.

В книге нет полюбившихся многим картинок, виньеток и пр. художественных излишеств. Всё очень скромно, просто и достойно. Но, как и положено, яркая обложка привлечёт внимание потенциального читателя: она тревожно-динамична, и её нельзя не заметить: бьёт в глаза насыщенный красный цвет и рваный шрифт названия.

05.02.2018 20:01
228

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!