Евгений Вертлиб

Заметки к «Теории мысли» Владимира Хохлева.

Об авторе:

ВЕРТЛИБ ЕВГЕНИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ
Окончил Ленинградский государственный университет (1970). Д. ф. н. (1983). В университете штата Северная Каролина (США) защитил докторскую диссертацию по русской духовной традиции. Постдокторская политологическая стажировка в Президентских структурах России (1996-97, 2004). Профессор Европейского Стратегического Центра имени Джорджа Маршалла (Германия). Академик Российской Академии Естественных Наук (геополитика и безопасность; 27.IV.2000), академик и профессор Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка (2002), Член-корреспондент Петровской академии наук искусств (2004); член Союза писателей России (1992) и Союза журналистов.

В 2002 году РАЕН присудило почетное звание "Рыцарь науки и искусств", а в 2004 году звание лауреат РАЕН "Во славу и пользу отечества".

Член Лондонского Королевского института международных отношений . Политический консультант ряда российских и зарубежных организаций. Член Консультативного Совета Комитета неправительственных организаций при Комитете Государственной Думы по международным делам. Специалист-системщик по русской культуре, принятию политических решений, управлению конфликтами и стабильностью.


Поистине кантовское само название книги Владимира Хохлева «Теория мысли» - своего рода эссе о познании феномена разума. Сосредоточусь из множества подтем на этом главном наукообразующем аспекте. Авторский замах «дойти до самой сути» тайны познания - очевиден. Своим целеполаганием работа Хохлева примыкает к трудам по осмыслению постулатов теоретической философии, занятой решением вопросов о существовании истины и научного знания.

Ведь над осознанием процессов материализации мысли теоретики бьются давно. Одни -развивают тютчевскую констатацию: «Мысль изреченная есть ложь». Другие - упиваются «истиной в вине» (in vino veritas). Люди, забывшие Бога, далеки от истины. Не ведает об истине мир, отошедший от этически-нравственных основ первозданности. Потому Иисус и не ответил Пилату на вопрос что такое истина, ибо презирающие справедливость те римляне уже утратили веру в истинное. Ответ пожизненен в Евангелии от Иоанна. Истину постепенно открывает нам Бог в Своем слове и Своих деяниях. Поэтому Господь Иисус Христос сказал о Себе: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин.14:6).

Схоластическому умствованию не понять этого Божественного Логоса: «никто пока не знает, на каком уровне сложности диссипативных систем возникает стоячая волна рекурсии, называемая нами Сознанием». Сторонники «чистого разума» (поговаривают уже об отдельной ветви науки Ратиология: ratio – «разум», logos – «наука»), даже на квантовом уровне изыскания современной физики, остаются при античном формально-логическом определении истины. Безбожная дефиниция постмодерновых «мыслелогем» (теорий о мысли) фрагментарит духовно-материальный мир, тогда как Евангельски-Божественный критареален: первородно целен. И сквозь эту призму на Божественность следует рассматривать всю информацию о материальности мыслей, психосоматике и силе сознания человека, а не приравнивать к эзотерике и фантастическому разделу психологии.

«Все человечество вместе взятое, представляет собой ничтожную массу вещества планеты. Становится очевидным, мощь его связана не с материей, но с мозгом, его разумом и направляемым этим разумом трудом… Коллективное человеческое мышление фактически становиться самой мощной геологической силой современного мира, с которой необходимо считаться» - вывод основоположника учения о биосфере академика Владимира Вернадского. Живая энергетика мысли могущественна, загадочна и притягательна. Мысль влияет на материю «сознанием стороннего наблюдателя» («Антропный принцип участия»).

Уже Достоевский интуитивно стремился заглянуть за пропасть сверхвозможия. Посему если для философа Канта за пределами идей познание невозможно - там его «не должно существовать» - то ныне границы познания практически не лимитированы: соответствуют всей полноте разума и интуиции, «умного делания».

«Мысли – это форма для восприятия нашим мозгом конкретной информации, а эмоции – это энергия, похожая на движение фотонов, которые невидимы, но образуют яркий поток света»...

Красочное мозаичное панно вокруг стержневого понятия «теория мысли» стилистически спорадично-комковато, местами винегретно перенасыщено вводными вставками, но в плане прилепки, как ласточкиного гнезда к конструкции Дома Мысли, заслуживает внимательного прочтения эта новая книга питерского архитектора и литератора В.В. Хохлева.

Это экскурс в светское Боговедение – уточнение интерпретаций Богом «объявленных намерений». Это памятка постигающим Скрижали Духовные - углубление познания верующими своего духообретения и подсказочный «духлез» для путающих добро и зло - тем, для кого Священное Писание – не настольная книга жизни.

Сам автор - Владимир Хохлев по самохарактеристике уподобляется самоотверженному иноку далекого скита – трудоголику Абсолюта целеполагания, постигающему хотя бы толикой разума подлинный смысл жизни истинной.

Как в век жесткого рационализма благостно повеяло атрибутикой сентиментализма (вплоть до слезоточивого карамзинства), так и хохлевское повышенное внимание к внутреннему мира человека (психологизм) бросается в глаза.

Его Теория открывается «внутренним зрением», «внутренним слухом», «внутренним осязанием», «внутренним обонянием»... Пожалуй, избыточно досконально (если не дотошно). Но это – нутряная потреба в духовнозренческой преамбуле для развёртывания темы живой сущности «параметров мысли» при «мышце души». Строгая регламентация конструктивного замысла автора порой граничит с занудно-рьяноватым натаскиванием неофита на благое дело: как, к примеру, настроиться на приём информации в душу, с предварительной «чисткой каналов».

Заключительная главка «Практика» - пёстрая смесь из дневниковых записей, рассказиков-крохотулек, интервью, объединяемых как смысловое подспорье основному лейтмотиву – теории и практике мыслетворения (причем уже в расширительном контексте – вплоть до материалов обсуждения с сенатором Андреем Климовым Закона о нежелательной деятельности, или с протоиереем Вячеславом Хариновым вопроса о выживании в одном лице байкера и священнослужителя...

Чувственной грезоявью Алисы – как эмблематики жизни любовью (эта мизансцена – предвестие пульсирующего жизненного контрапункта) венчается сей творческий опус, возможно обобщаемый в одну строку концепта: МЫСЛЬ ОБ УПРАВЛЕНИИ РОССИИ БОГОМ.

Эманации любви и света творчески одухотворяются в Слове – Боге.

Париж, Франция

Апрель, 2018.

02.04.2018 17:07
89

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!