Аркадий Вертлиб

Владимир Хохлев и русское государство

«… в начале двадцатого века, когда государственные устои российской империи сначала затряслись, а затем рухнули, многие интеллигенты, представители, так сказать, высшего сословия, тогдашняя элита общества, кричали: «Россия умирает». Потом, когда октябрьский переворот выкинул их за борт истории: «Россия умерла». На поверку оказалось, что умерла придуманная этими интеллигентами ненастоящая Россия.
Настоящая выжила! Прошла войны, репрессии, культ личности, застойные времена, устроила перестройку и продолжает жить полноценно и полнокровно. И скоро будет процветать.
Тот, кто продолжает утверждать, что Россия умерла, погибла, что утрачены навсегда российские духовные ценности, что русская душа потерялась, пропала в стремительном водовороте истории, ошибается, как ошибается садовник, уничтожающий после холодной зимы и лютых морозов замерзшую яблоню, не давшую в первую весну ни цветов, ни листьев. Как в этом обожженном морозом дереве где-то в глубине, в корнях остались еще огоньки жизни, незаметные сразу, но после способные явить на старом корне новые робкие и нежные побеги, так и Россия, в последние времена сжигаемая жесткими морозами, сохранила и бережет в своих недрах, в своих корнях себя истинную. С русской святостью и русским духом, с русской многонациональной культурой и мироощущением. Яблоню можно уничтожить, лишь предав огню, мороз не убил ее совсем. Так и Россию можно убить, лишь физически истребив всех россиян, все материальные и духовные источники её силы.
Покуда жив будет на земле хотя бы один русский человек, покуда будет стоять нетронутым хотя бы один православный русский храм, Россия будет жить, и «русское» в мире будет светить и не погаснет. А после всех наскоков и «наездов» со стороны так называемого цивилизованного мира, после всех посягательств на жизнь, на свободу самой решать свою судьбу, перетерпев их все и выиграв в жестокой схватке, Россия возродится, зазеленеет и зацветет по весне, завораживая и удивляя всех своей красотой».
Владимир Хохлев «Белая ночь»

Несколько лет тому назад, зай­дя по делам к главному редактору журнала «Второй Петербург» А.;В.;Романову, я случайно встретился с В.;В.;Хохлевым, главным редактором журнала «Невечерний свет». Случайно ли? Мой жизненный опыт говорит о том, что всё случайное очень часто бывает не случайным.
Строгость костюма, быстрота движений, четкость и ясность речи нового знакомого толкнули меня (видимо, на эмпирическом уровне) взять визитку. А потом понеслось…
Надо сказать, что в тот момент я еще не отошел от шокового состояния, в котором находился после «ухода» из любимого мной Физико-механического колледжа, где я преподавал русскую историю и политологию.
Встреча с Владимиром стала для меня психологическим якорем спасения.
Позже я обнаружил, что нас (скорее всего я говорю о себе) сближает какое-то общее понимание жизни. Что, несомненно, сблизило нас — так это любовь к Родине, к своим корням, желание быть полезным русскому народу в наше крайне неспокойное время и, конечно, неколебимая вера в Бога. Кроме этого, я внутренним чувством уловил, что вопросы, которые ставил перед собой Хохлев, решались порой каким-то чудным образом (как рождение Исаака Авраамом, которому на тот момент было уже сто лет). Когда же я узнал, что Владимир много лет проработал в органах исполнительной власти и наряду с писательским и редакторским талантами обладает еще и государственным мышлением, последнее окончательно обратило меня к этому человеку. Надо сказать, что в свое время я, как историк и политолог, активно участвовал в политической жизни — писал о земстве как исторической форме народовластия, был выдвинут кандидатом в муниципальный совет.
В Хохлеве я сразу увидел реальную политическую (может быть, правильнее сказать — государственную) фигуру.
Петь дифирамбы человеку — не мой стиль. В стихотворении «Просьба» Редьярд Киплинг сказал: Расспрашивайте про меня / Лишь у моих же книг. В настоящей статье, в какой-то мере следуя формуле Киплинга, я хочу «расспросить» о Хохлеве у его же книг, статей и многочисленных интервью. И представить их автора — русским человеком государственного склада мышления, идеи которого, по моему мнению, в высшей (доступной человеку) форме отражают правду о русском государстве.

В 2003 году свет увидел «Белую ночь» — роман Хохлева «о любви и власти». Читать эту книгу надо очень внимательно (по роману написан киносценарий, электронная версия которого здесь — (ttp://www.proza.ru/2009/09/16/741). Вот один из центральных диалогов главных героев: Андрея — дипломника исторического факультета и Броева — большого городского начальника.

«Андрей встал, побродил по кухне и продолжил свое:
—;Посмотрите на эти лица по телевизору. Лицо власти: сытое, на бычьей шее, заплывшее от наслаждений. Разве может объевшийся человек нормально думать и принимать правильные решения? — Броев невольно и незаметно для Андрея попытался втянуть свой живот. — Власть должна быть сухопарая, подтянутая, думающая. А вы не думаете. Вы отменили коммунизм, ввели рынок и конкуренцию. Ну и что, сколько процентов стали бизнесменами? По данным статистики, около семи. А остальные?
—;Бастуют.
—;Потому что Россия и бизнес несовместимы. По российским меркам тупо тратить жизнь на зарабатывание денег. Но до этого сытая власть не додумается.
—;На что не тупо?
—;На любовь, на истинную власть, на служение идее. На творчество.
—;На власть? Какую это — истинную?
—;Высшую. Смысл и цель России в управлении миром. Это очевидно, и только ленивые властители этого не видят. Для такого управления не нужны ни деньги, ни оружие. Россия знает волшебное слово. Им она и будет властвовать, уже властвует. Недаром нас уважают и боятся. Когда деньги и оружие окончательно потеряют силу и значение, останется только слово. Запад, истративший все силы, весь интеллектуальный потенциал на зарабатывание денег и демонстрацию силы, не сумеет в нужный момент найти нужное слово.
—;А Россия сумеет?
—;Конечно!
—;Забавная теория. — Броев замолчал, надолго задумавшись».

Чуть ниже автор (православный, как и я), поясняет, почему «Россия и бизнес не совместимы» и что нужно делать русским. Привожу отрывок из Манифеста, который пишет романтик Андрей, нацеливаясь на политическую борьбу.

«В это смутное время в глубинах Российского самосознания (какого самосознания? я понимаю — народного, соборного, которое не ошибается. — А.;В.) силой постоянно ищущего Российского духа открылась новая — а по сути, забытая старая — Российская национальная идея. Во все времена затаптываемая, но не умирающая христианская идея, открытая человеку в Новом завете самим Богом. Идея осуществления человека не где-то там, в далеком будущем и в какой-то новой стране, а здесь и сейчас, в настоящем. В сегодняшней великой России! Строительство сначала человека, а уже после — государства. Сначала кирпичик — затем стена. А не наоборот. Новая Россия, новая партия, новая власть, новая идеология, новые законы, новая жизнь!
Для реализации этой идеи каждому россиянину необходимо:
Несмотря на продолжение повсеместного распространения атеистических взглядов, столько лет уже держащих Россию в темноте и неведении относительно истинного смысла человеческой жизни, несмотря на безбожную систему воспитания и образования детей во многих современных семьях и учебных заведениях, несмотря на отупляющее человеческий ум действие телевидения и других средств массовой информации, несмотря на соблазны, предлагаемые россиянам индустрией развлечений… Вопреки пропаганде насилия кинематографом и бульварными романами, вопреки стремлению накробизнеса с малолетства, со школьной скамьи посадить на иглу каждого человека, вопреки рекламе секса, вседозволенности и легкого удовлетворения всех самых низменных желаний, вопреки действию политиков, завоевывающих электоральные единицы путем подкупа, черного пиара, раздачи ложных обещаний, вопреки навязываемому россиянам чуждого образа мышления и жизни… Несмотря на насаждаемую в простом народе олигархической верхушкой жажду денег, несмотря на безумные призывы кумиров шоу-бизнеса «делать как мы»…
Вопреки всей этой широкомасштабно развернутой атаке на душу человека каждому россиянину необходимо безостановочно искать Бога. Найти Его. Прорваться к Христу. Найти правду о мире и себе самом. Нужно поверить в Иисуса Христа всем сердцем и всею душою. И на всю жизнь. Нужно нести по жизни свою веру, творя дела, поскольку сказано: — вера без дел мертва, и своими делами прославлять Бога. Для этого нужно раскрыть свою главную способность, или, как говорят талант, который дается Богом одновременно с верой, и, совершенствуясь в этой способности, добиться настоящего, не приобретаемого за деньги или благодаря связям, мастерства. Каждому россиянину — реализуя свое индивидуальное личное мастерство — нужно вложить свою лепту в строительство нового государства — новой России. В этом случае он станет осуществленным человеком. Стопроцентно осуществленным.
В бизнесе человек отдает, чтобы получать. В осуществлении — отдает, потому что не может не отдавать. Бизнесмен работает, напрягается, из кожи вон лезет ради имиджа, репутации, в конечном счете — прибыли. Верующий в Христа россиянин будет тоже трудиться в поте лица, тоже напрягать себя (без этого не осуществиться), совершенствоваться ради прославления Бога и возможности исполнения Его воли посредством своего труда. Таким образом, он воздаст благодарность Богу за то, что сотворен Им.
Новое российское государство, сложенное из осуществленных личностей и ведомое самим Иисусом Христом, даст миру пример абсолютной, настоящей жизни.
Как сказал Бог, там, где двое или трое собрались во имя Мое, там Я есть среди них. Если во имя Христа соберется вся Россия, весь народ, такой собор Бог не оставит и будет с ним до победного конца…»

16 мая 2014 года в газете «Деловой Петербург» было опубликовано большое интервью Владимира Хохлева с одним из влиятельных иерархов Русской православной церкви епископом Кронштадтским Назарием, наместником Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры «Пророк Авраам был богатейшим человеком» (http://www.dg-yug.ru/a/2014/05/20/Prorok_Avraam_bil_bogatej).
Вот как Владыка, по-своему, говорит о том же самом:

«;— Все знают, что Иисус выгонял торговцев из храма. Вы считаете, что понятие «православный предприниматель» — не оксюморон (оксюморон — утверждение невозможного; например «сухая вода», «легкая тяжесть» и пр. — А.В.)?
—;Не оксюморон. Иисус Христос до своего общественного служения зарабатывал на жизнь плотницким делом. А если копнуть еще глубже, пророк Авраам был богатейшим человеком — имел огромные стада и огромное число пастбищ. Но Бог избрал его пророком. Всем известна христианская формула «вера без дел мертва». Так вот настоящий христианин — это человек дела, деловой человек. Не наша вина в том, что советская — а позже либеральная — атеистическая пропаганда внедрила в общественное сознание образ христианина-бездельника. Который ходит в грязных штанах, в ботинках со стоптанными каблуками и всем говорит: что Бог даст, тому я и рад. Преподобный Серафим Вырицкий —
это трудяга, с которого можно брать пример всем (один из почитаемых русских святых, в миру Василий Муравьев, был крупным мехоторговцем. — Редакция газеты «Деловой Петербург»)».
Интервью Хохлева в «Деловом Петербурге» (видимо, не без Божьей помощи ДП взялся за столь странную для него тему) подтолкнуло меня еще раз перечитать работу Сёрена Кьеркегора «Страх и трепет». Блестящий религиозный философ и протестантский писатель, датчанин Крекьегор (1811–1855) разбирает феномен готовности Авраама к жертвоприношению — убийству любимого сына Исаака во имя беспредельной любви и верности Господу Богу. На мой взгляд, только такая жертвенная вера в Бога обеспечит русское государство возможностью управлять миром (о чем пишет мой друг).

О духе и смысле России читаем в другом, нашумевшем интервью Хохлева с известной западной знаменитостью — философом, православным проповедником и активистом женского движения Татьяной Горичевой ««Весь мир смотрит на Россию», опубликованном в санкт-петербургской газете «Невское время» 6 ноября 2013 года (http://www.nvspb.ru/tops/ves-mir-smotrit-na-rossiyu-52770).

«;—;Считается, что наиболее сильному иноку, молитвеннику Бог сознательно посылает наиболее сильное искушение. Чтобы его укрепить. Не было ли это правило применено к России в целом? Если Бог столько десятилетий так сильно нас искушал, нельзя ли говорить о невероятной силе России?
—;«Кого люблю, того и наказую». Это ещё в Ветхом Завете было. Мы пережили всё, взяли на себя крест, который уже никакой другой народ теперь не должен нести заново (с этим тезисом готов поспорить. — А.;В.). Я очень часто выступаю на Западе… Там, кстати, гораздо больше интереса к России, чем в самой России. В Германии, Испании, во многих европейских странах… В Латинской Америке — так вообще повальный интерес. Потому что они смотрят на нас как на будущее. Может быть, в экономическом плане мы и отстали, но в духовном — мы несём жертвенный крест всего мира. Достоевский был прав.
—;Но и сейчас в России достаточно бесовства…
—;В начале перестройки я говорила с величайшим старцем, отцом Парфирием, в Афинах. И сказала, что очень тяжело видеть, как на Россию идут западные бесы. Эти сериалы, эта любовь к деньгам… Эти олигархи. Он ответил: «Татьяна, не бойся. Русские монахи всех бесов капитализма уже перевязали». А у нас в то время действовало всего двенадцать монастырей…
—;Вы так говорите, потому что можете взглянуть на Россию как бы с той стороны. Извне. Вы видите то, что нам изнутри разглядеть сложно.
—;Это я сейчас так говорю. А до высылки была наивной. Ехала на Запад как на святую землю. Говорила там с большим трепетом. Сейчас я уже знаю, что они совсем бедненькие. Захваченные духовной депрессией. Европа уже давно осознала, что она гибнет. Христианство в Европе подгнило ещё в XII веке. Уже в то время возник дуализм, спор между плотью и духом. Сегодня же основная идеология западного капитализма — делать всё, что тебе хочется. На уровне чувственности. Их основной тезис: хорошо, что нам не надо ничем жертвовать.
—;Но и у нас есть такие настроения…
—;Россия ничего этого не пережила. Сейчас Господь специально даёт нам такой страшный гротесковый капитализм, чтобы мы не увлекались им. Я, например, живя в России, не общаюсь с богатыми людьми. Мне с ними неудобно, неловко. Хотя на Западе у меня много богатых друзей. Но никто из них не помнит, богат он или беден. Мы общаемся по другим принципам. А экономический кризис для них — это смешно. Кризис по западным меркам — это когда человек не может три раза в году поменять машину. Нам этого вообще не понять. Мы всё время в кризисе. Чтобы после Запада жить в России в течение двух месяцев — надо быть героем. И, несмотря на всё это, я верю: Россия возродится! И вытянет за собой весь мир.
—;Вы уверены, что мир действительно смотрит именно на Россию? Не на Китай, не на Америку…
—;Именно на Россию! Пусть даже останется наш русский остаток (см. книгу Л.;Н.;Разумовской «Русский остаток». — А.;В.), но и он сможет вытянуть весь мир. Все это чувствуют. Может быть, только мы этого не чувствуем. А у нас же святые по улицам ходят! И не только в монастырях. Но большей частью это молчаливые, незаметные люди. Как и должно быть. Не знаю, как в Китае, там тоже есть спасение — человек по образу Божьему сотворён. И животное — как «след Божий» — хочет спасения. Я в течение двух месяцев выступала в Южной Корее — это похоже на Китай. Были толпы, целые стадионы. Люди хотели «прикоснуться», почувствовать русскую веру и нашу молитву, которая считается сильной».
«Скромный» Хохлев (которому определенно тесно в рамках журнала «Невечерний свет») говорит «разглядеть сложно», хотя то, что констатирует Татьяна Михайловна в 2013 году, он «разглядел изнутри» 10 лет тому назад. Я напомню, что роман «Белая ночь» вышел в свет в 2003 году. Вернемся к его тексту.
«Не зная с чего начать, Андрей, как мог, напрягал свое воображение и пытался представить себя человеком, уже завоевавшим власть. К примеру, президентом страны…
Он утвердил бы основным законом государства «Новый Завет» Иисуса Христа, забытый многими из народа. Чтобы смилостивился Господь и простил России богоотступничество. Читал бы Андрей «Новый Завет» народу и искоренял бы из быта народного все мерзости и всех идолов, и, как библейский царь Иосия из «Четвертой Книги Царств», которого он имел себе примером. Разрушил бы памятники богоборцам, и сжег их, и развеял бы прах их по ветру.
Истребил бы Андрей всякие слова и идеи, противные Завету Иисуса Христа, и вернул бы на Русь Святую веру. И расцвела бы российская земля с таким лидером, который обратился к Господу «всем сердцем, и всею душою, и всеми силами своими». И пошел бы народ на исправление, и поверил бы в своего вождя, и не противился бы его воле, согласной с волей самого Бога. И стала бы страна с Божьей помощью сильна и непобедима, и красива, и свободна. И правил бы Андрей до старости, и передал бы власть следующему президенту. Так же преданному Богу.
Красивые мечты роились в сознании Андрея, но возможно ли осуществить их в современном индустриальном, машинном, техногенном мире? Наперекор всем логическим доводам Андрей верил, что возможно. Потому и тянуло его в политическую борьбу. И искал он путь».

Наивно? Для кого-то — просто бред. Но ведь библейский царь Иосия действовал так, как описано в «Четвертой Книге Царств». И это был реальный, не выдуманный, исторический персонаж — государственный муж.
Думаю, что кто-то усмехнулся и словам героя «Белой ночи» про новое российское государство «ведомое самим Иисусом Христом». Подождите смеяться. Почитайте Библию, которую Хохлев, похоже, перечитал не один раз. При Моисее Сам Бог водил израильский народ по пустыне 40 лет. И вывел-таки. Он не открывался всем людям, являлся избранным своим, говорил им, что делать и куда идти. В каждом народе, в каждое время есть праведники, которые могут сподобиться общения с Богом. Могут они быть и в Церкви, и в государственной власти.
Сейчас, во время неслыханного давления на Русскую Православную Церковь, на Российскую власть, решающую с РПЦ многие вопросы государственного строительства, используется любой повод, чтобы ударить по обоим. К примеру, участницы Pussi Riot, осквернившие Храм Христа Спасителя, Надежда Толоконикова и Мария Алехина летом 2014 года награждены премией имени Ханы Аренд, ежегодно вручаемой фондом Генриха Белля и Сенатом Бремена «за политическое мышление». В заявлении жюри сказано, что «Россия при Путине следует по стопам предыдущих режимов насилия — царского и советского…» (газета «Русская Германия» №;33/947 от 18–24.08. 2014;г.).
По событиям последнего времени на Украине кажется, что Люцифер победил полностью и окончательно, что все силы тьмы (и прямо, и косвенно) обрушились на многострадальный русский народ. Что еще чуть-чуть и Россия рухнет… Но нет! Нас бьют санкциями, а мы «просыпаемся»… Западу «умом Россию не понять», а мы знаем: пока в государстве жив будет хоть один святой оно во власти дьявола не будет. Силой пресечет дьявольские происки.

Вот как Хохлев решает актуальнейшую проблему государственного насилия? Виртуозно. В абсолютно-христианском духе. Вот фрагмент статьи «Святое насилие Александра Невского» (газета «Невское время» от 6 декабря 2012 года (http://www.nvspb.ru/stories/svyatoe-nasilie-aleksandra-nevskogo-50050) о документальном фильме Петра Солдатенкова «Вечное время Александра Невского».

«Фильм снят в традициях оте­чественного научно-популярного кино, однако с первых же кадров становится понятно: образ святого князя в нем совсем не хрестоматийный. Показывая Александра Нев­ского смиренным христианином, создатели фильма в то же время представляют воина и государственного мужа, умеющего принимать жесткие и даже жестокие решения. Способным совершать насилие: предателей православной веры и земли русской вешать, захватчиков топить и так далее. Некоторым это может показаться несовместимым со святостью. Сказал же Иисус Христос в Нагорной проповеди: «Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую». На этой заповеди была выстроена целая пацифистская идеология «непротивления злу насилием».
Как мне представляется, главный вопрос фильма да и всего образа жизни Александра Невского: может ли убивающий людей стать святым? Чтобы ответить на него, для начала представим себе инока в монастырской келье или в скиту, пребывающего в молитвенном предстоянии. Бог услышит инока, если в его молитву не вплетутся какие-либо примеси — ненужные слова и мысли, если душа молящегося чиста. Но враг не дремлет, и бесовские помыслы то и дело пробиваются в сознание подвижника. Телесные соблазны волнуют его плоть. Чтобы избавиться от них, инок должен собрать свою волю в кулак и этим кулаком разогнать посягнувшее на его душу зло. То есть силой вытеснить зло из своего сознания и всех членов тела. Совершить насилие. Похоже, что другого пути к святости нет.
Государство — это тоже тело с душою, состоящее из многих членов. Ратный муж Александр Невский понимает, что крепкое государство — Святую Русь — можно построить только на крепкой вере в Бога. Что противники крепкой Руси — всякие христопродавцы и язычники — должны быть изжиты из верующего народа, а захватчики к нему попросту не допущены. Этого не добиться «непротивлением». Только насилием.
Что же получается, Христос со «щекой» не прав?
Бог не может быть неправым, Его заповедь просто неверно истолкована. Он ведь сказал: «Обрати к нему и другую» — чтобы кулак ударившего разбился о твердость твоей щеки. И веры. Кстати сказать, некоторые практики восточных единоборств предлагают именно такой вариант ведения боя. Каратист может плечом, сконцентрировав в нем всю энергию тела, так встретить удар йоко гери (ребром стопы), что кости противника будут переломаны. Опытный мечник может придать клинку такую амплитуду движения, что налетевший на этот меч от него и погибнет. Зло может разбиться о добро в прах.
О мудрости святого князя забыли непротивленцы злу в начале прошлого века. Позволили атеистам расшатать, замусорить всякими человеческими (не от Бога) идеями души людей и захватить власть в государстве. Чтобы затем рушить православные храмы и монастыри. Гнать христиан и всех честных людей в лагеря.
И в итоге — привести безбожное государство к развалу и распаду».

Логика рассуждения и вывод меня потрясли. Советская власть рухнула, потому что жила без Бога. Значит, чтобы новой российской власти не повторить ту же ошибку, её действия, в том числе и насильственные, должны быть всецело «согласованы» с Творцом.
Но не только этот вывод взбудоражил мое воображение.
Я читал многих христианских авторов, но ни разу не встречал такого толкования слов Иисуса Христа про щеку. Кажется, Хохлев своим острым (рассекающим предмет исследования до сути) умом родил новый теологумен. Тем, кто не знаком с этим термином поясню: теологу;мен — это богословское мнение, не являющееся общеобязательным для всех христиан. Епископ Диоклийский Каллист говорил так: «Теологумен не просто частное мнение или размышление отдельного автора: он обозначает учение, более или менее принятое у Отцов Церкви. Но у него нет обязывающего характера соборного определения». Когда же теологумен утверждается церковным собором, он становится догматом Церкви.
Может быть, толкование Хохлева «доживет» и до такого утверждения. А не «доживет» — не беда. Здесь важно другое. С подачи Л.;Н.;Толстого в обществе распространилась (а во многих головах и укоренилась) идея «непротивления злу насилием». Не все понимают, какую подмену в заповеди Иисуса Христа совершил граф Толстой. У евангелиста читаем: «не противься злому» (Матф. 5, 39). Злому человеку, действию… У Толстого — «злу», то есть источнику зла.
Это понял мой любимый Иван Александрович Ильин (1883–1954) — русский философ, писатель и публицист, последовательный критик коммунистической власти, за эту критику и за антикоммунистическую деятельность высланный в 1922 году (вместе с другими 160 философами, историками и экономистами) на пароходе из России.. Понял, и в 1925 году откликнулся книгой «О сопротивлении злу силою». Вот что он пишет:

«В самом деле, что означало бы «непротивление» в смысле отсутствия всякого сопротивления? Это означало бы приятие зла: допущение его в себя и предоставление ему свободы, объема и власти. Если бы при таких условиях восстание зла произошло, а несопротивление продолжалось, то это означало бы подчинение ему, самопредание ему, участие в нем и, наконец, превращение себя в его орудие, в его орган, в его рассадник — наслаждение им и поглощение им. Это было бы вначале добровольное саморастление и самозаражение, это было бы в конце — активное распространение заразы среди других людей и вовлечение их в сопогибель. Но тот, кто совсем не сопротивляется злу, тот воздерживается и от порицания его, ибо порицание, хотя бы вполне внутреннее и молчаливое (если бы таковое было возможно!), — есть уже внутреннее сопротивление, чреватое практическими выводами и напряжениями, борьбой и сопротивлением. Мало того, пока живо в душе неодобрение или хотя бы смутное отвращение, до тех пор человек еще сопротивляется: он, может быть, восстает нецельно, но он все-таки раздвоен, он борется внутри себя, и вследствие этого самое приятие зла не удается ему; даже совсем пассивный вовне, он сопротивляется злу внутренне, осуждает его, возмущается, разоблачает его перед самим собою, не поддается его страхам и соблазнам и, даже поддаваясь отчасти, корит себя за это, собирается с духом, негодует на себя, отвращается от него и очищается в покаянии, даже захлебываясь, сопротивляется и не тонет. Но именно поэтому полное отсутствие всякого сопротивления, и внешнего и внутреннего, требует, чтобы прекратилось осуждение, чтобы стихло порицание, чтобы возобладало одобрение зла. Поэтому несопротивляющийся злу рано или поздно приходит к необходимости уверить себя, что зло — не совсем плохо и не так уж безусловно есть зло, что в нем есть некоторые положительные черты, что их притом немало, что они, может быть, даже преобладают. И лишь по мере того, как ему удается уговорить себя, заговорить свое здоровое отвращение и уверить себя в белизне черноты, — угасают остатки сопротивления и осуществляется самопредание. И когда отвращение стихает и зло уже не переживается, как зло, тогда приятие незаметно становится цельным: душа начинает верить, что черное — бело, приспособляется и уподобляется, становится сама черною, и вот уже одобряет и наслаждается, и, естественно, восхваляет то, что дает ей наслаждение.
Таков духовный закон: несопротивляющийся злу поглощается им и становится одержимым. Ибо «зло» — не пустое слово, не отвлеченное понятие, не логическая возможность и не «результат субъективной оценки». Зло есть прежде всего душевная склонность человека, присущая каждому из нас, как бы некоторое, живущее в нас страстное тяготение к разнузданию зверя, тяготение, всегда стремящееся к расширению своей власти и к полноте захвата. Встречая отказы и запреты, наталкиваясь на стойкие пресечения, поддерживающие духовные и моральные грани личного и общественного бытия, оно стремится просочиться сквозь эти препоны, усыпить бдительность совести и правосознания, ослабить силу стыда и отвращения, принять приемлемое обличие, и если возможно, то расшатать и разложить эти живые грани, эти зиждущие формы личного духа, как бы опрокинуть и рассыпать волевые стены индивидуального Кремля. Духовное воспитание человека состоит в построении этих стен и, что еще важнее, в сообщении человеку потребности и умения самостоятельно строить, поддерживать и отстаивать эти стены…

Понятно, что чем бесхарактернее и беспринципнее человек, тем ближе он к этому состоянию и тем естественнее для него совсем не сопротивляться злу. И обратно, чем менее человек сопротивляется злу, тем более он приближается к этому состоянию, попирая сам свои «убеждения» и расшатывая сам свой «характер». Несопротивляющийся сам разламывает стены своего духовного Кремля, сам принимает тот яд, от действия которого размягчаются кости в организме. И естественно, что от несопротивления злу — злая страсть расширяет свое господство до полноты: куски страсти, уже облагороженные, совлекают с себя ризы своего благородства и вливаются в общий мятеж; они уже не держат грань и предел, но сами предаются бывшему врагу и вскипают злом. Злая одержимость становится цельною и влечет душу на своих путях, по своим законам. Одержимый злою страстью несопротивляющийся буйствует потому, что сам отверг все удерживающее, направляющее и оформляющее: вся сопротивлявшаяся сила стала силою самого буреносящего зла, и дыхание гибели питается ожесточением самого погибающего. Вот почему конец его неистовства есть конец его душевно-телесного бытия: безумие или смерть».

К этой грани чуть не подвело Россию зло (неверие в Бога) советской власти. К ней же пытаются толкнуть страну нынешние либеральные («без царя в голове») демократы, не понимающие (или делающие вид), что через Украину Запад бьет по России. Реализуя идею Отто фон Бисмарка, который сказал: «Могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины… Необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди нацио­нальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть все русское. Ненавидеть свой народ, не осознавая этого. Все остальное — дело времени». Известный кукловод европейской политики всегда считал, что оружием Россию не победить.
Хохлев продолжает линию Ильина — «сопротивляется злу силою». Не Бог ли, чудесным образом, дает эту силу (слова и действия) моему другу?
Передо мной статья Владимира «О новой России», опубликованная в сборнике авторских работ о социальном государстве «О будущем России» (под общей редакцией И.;Чурбанова, СПб, 2007).
«Свергая власть заблудившихся во лжи коммунистов, люди верили в другую власть — честную и справедливую. В начальной «романтической» стадии реформ, еще до распада СССР, ростки такой власти как будто бы стали появляться. Слова Андрея Сахарова, Галины Старовойтовой, Анатолия Собчака, других тогдашних лидеров, олицетворявших собою новое политическое мышление, воспринимались словами правды, чести и человеческого достоинства. Люди «дышали» ими, как дышат чистым воздухом в отравленной и вредоносной атмосфере. Достаточно вспомнить с каким вниманием мы следили за выступлениями делегатов первого демократического съезда народных депутатов. (Свои сомнения в правильности концепции реформ я изложил в 1989 году в работе «Почему я потерял веру в перестройку», журнал «Посев», №;8, 1989, Германия. — А.;В.)
Но на следующем этапе реформ ситуация во власти и в обществе стала меняться по совсем непредвиденному сценарию. Во власть пришел криминалитет, стремящийся переписать государственные законы «под себя», общество начало стремительно разлагаться на бедных и богатых.
Демократия и бизнес в России очень быстро явили свои самые отвратительные черты. Продажность чиновников и безнравственность бизнесменов стали разлагающе действовать на людей, в первую очередь на подрастающее поколение. Нравственные ориентиры поведения «размазались» или были сознательно «размазаны», чтобы возможным стало практически все, что приносит деньги и другие материальные блага. (Таким образом, Россия пошла по пути первоначального накопления капитала ХVI — XVII вв., о котором мы знаем из школьных учебников истории и о котором не говорит леволиберальная интеллигенция, опирающаяся на тезис «Если Бога нет — то всё дозволено». — А.;В.). Размеры коррупции в среде чиновничьего класса и жажда личной наживы в сфере бизнеса возросли до такой степени, что российское общество столкнулось с угрозой распада страны и потери государственной независимости.
С каждым годом, несмотря на попытки власти закамуфлировать эти угрозы, ситуация все более обостряется, и перед всеми россиянами встает вопрос: держаться ли им выбранного демократического курса развития или искать другой путь? Если держаться — то продолжать терпеть всю несправедливость создавшегося положения дальше, не видеть выхода из общественного тупика и шаг за шагом приближаться к попасти. Если искать — то где искать, и что искать?
По большому счету «где искать?» понятно: искать в жизни. «Что искать?» — тоже понятно: искать несовершенства жизни, чтобы их исправлять. Что же несовершенно? То, что безнравственно и бессовестно, лживо и несправедливо. То, что ущемляет достоинство человека, низводит его до состояния управляемого бессловесного животного. То, что мешает человеку осуществляться личностно, развиваться духовно и повышать материальный уровень своей жизни. То, что совершается вопреки здравому смыслу.
Но что безнравственно и несправедливо? Для начала нужно определиться в самих понятиях.
Нравственность, по определению Д.;Н.;Ушакова — это совокупность норм, определяющих поведение человека. Определение слабое, потому что сами нормы могут быть безнравственными. В фашистской Германии нормой для «истинных арийцев» считалось превозношение себя над лицами других национальностей, а в сталинском СССР нормой было «настучать» на своих соседей, родных и близких. Несмотря на это, исторически сложилось так, что слово «нравственность» употребляется со знаком плюс (со значением положительным). Нравственный, соблюдающий требования морали человек; нравственный, то есть хороший, поступок и т.;д. Примечательно, что слово «мораль» происходит от латинского слова «moralis» — нравственный. Круг в некотором роде замыкается. Человеку высокой нравственности (морали) может противостоять человек с низкими моральными (нравственными) качествами, но точного значения обоих понятий мы так и не находим.
Как известно мораль (нравственность) — мерило не только внешних практических действий, но и их мотивов (побуждений и намерений), то есть действий внутренних. Поэтому мы можем говорить еще об одном понятии, о совести — том внутреннем качестве (голосе), которое не обходит вниманием ни одного из людей, живущих в мире, но которое, к сожалению, не во всех людях достаточно развито. Все мотивы действий и сами действия человека сопровождаются голосом совести, стремящейся отвести человека от плохого и привести к хорошему.
Совесть — это уже что-то более ощутимое (конкретное, реальное), чем отвлеченные, скорее философские, понятия — мораль и нравственность. Не найдется человека, который в той или иной степени ни был бы мучим своей совестью за совершенный плохой поступок. Тот же Д. Н. Ушаков определяет совесть как внутреннюю оценку, внутреннее сознание моральности своих поступков, чувства нравственной ответственности за свое поведение.
Но совесть — не только светское понятие. Она имеет более глубокие религиозные корни. И если попытаться понять религиозное значение совести, то здесь мы получим еще больше конкретики. Полистаем Биб­лию.
«Павел, устремив взор на синедрион, сказал: мужи, братия! Я всею доброю совестью жил перед Богом до сего дня» (Деян. 22, 23).
«Посему и сам подвизаюсь всегда иметь непорочную совесть перед Богом и людьми» (Деян. 24, 16).
«… ибо, когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то не имея закона, они сами себе закон. Они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим. 2.14.15).
«Берегитесь однако же, чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном для немощных. Ибо если кто-нибудь увидит, что ты, имея знание, сидишь за столом в капище, то совесть его, как немощного, не расположит ли его есть идоложертвенное? И от знания твоего погибнет немощный брат твой, за которого умер Христос. А согрешая таким образом против братьев и уязвляя немощную совесть их, во согрешаете против Христа» (1 Кор. 8. 9–12).
Религиозная совесть может быть доброй и непорочной — таковая у человека, строго соблюдающего десять заповедей — закон, данный Богом людям; совесть может свидетельствовать о состоянии сердец; совесть может располагать к тем или иным действиям; совесть может быть немощной (неразвитой), толкающей человека на согрешения против Бога.
Хорошо видно, что светское (не религиозное) определение совести и ее библейское значение разнятся. По Ушакову — совестью человек оценивает сам себя, по Библии — совесть — инструмент оценки исполнения человеком установленных Богом правил, причем действенный инструмент (свидетельствующий, толкающий). Есть даже такая формула: голос совести — голос Бога. По Библии — именно совесть помогает человеку двигаться к Богу.
Так называемый советский народ, в течение 70 лет отводимый коммунистами-атеистами от Бога, ничего не смог построить — ни коммунизма, ни социализма «с человеческим лицом». Не свидетельствует ли это об ошибке заблудившегося народа — подменившего глубокое религиозное значение совести более поверхностным светским? И не есть ли это знак для новой России, о невозможности какого-либо строительства без возврата к «доб­рой совести» и непорочной вере?
Нравственность, мораль, совесть по-светски — относительны. Те же понятия с религиозной точки зрения — абсолютны, так как соединяют человека с абсолютным Богом. Если зарабатывание больших денег, накопление богатства светской совестью может быть оправдано, те же деяния религиозной совестью не поощряются, поскольку «трудно богатому войти в Царство Небесное».
Что же безнравственно, аморально, бессовестно, а значит, и несовершенно в современной российской демократии?
Безнравственно и бессовестно чиновникам категории А и всех других категорий разруливать финансовые бюджетные потоки так, чтобы в результате этого «разруливания» часть бюджета оседала на их личных банковских счетах или облекалась иные формы материальных благ. Бюджет страны слагается из налоговых поступлений физических и юридических лиц и должен быть использован только в интересах этих лиц.
Безнравственно и бессовестно одним лицам безгранично богатеть и пользоваться своими богатствами в личных целях, в то время как другие люди едва сводят концы с концами, считая копейки своих пенсий.
Безнравственно и бессовестно, пользуясь служебным положением и опять же в целях личной наживы, продавать за рубеж природные и интеллектуальные богатства своей родины, разоружая ее морально и физически. Эти богатства принадлежат всем россиянам.
Безнравственно и бессовестно принимать сиюминутные, конъюнктурные, глубоко не продуманные, дилетантские решения, последствия которых непредсказуемы.
Безнравственно и бессовестно сознательно развращать молодежь вседозволенностью, расхлябанностью, внушением низких животных инстинктов. Молодое поколение идет на смену старикам, оно должно быть духовно и физически подготовлено к управлению жизнью в своей стране.
Безнравственно и бессовестно экономические показатели развития общества ставить на первое место. В жизни кроме экономики и так называемого «богатства народов» есть творческие и спортивные, культурные и духовные победы. И народ, именно благодаря этим победам, может быть лидером среди других народов.
Но построить нравственное общество с мощной коллективной совестью непросто. И начинать нужно с мировоззрения. В первую очередь — с отношения к Богу. Коммунисты «хорошо» потрудились в развращении людей и ориентации их на безбожное существование. Может ли сейчас, после всех коммунистических атеистических инсинуаций, современный, напичканный под завязку ложным знанием человек обрести, как говорят, слепую (не требуемую доказательств) веру в Бога?
Может, если ему популярно объяснить, что его вера в так называемую «научную картину мира» в такой же степени слепа. Если ему популярно объяснить, что выводы и физические законы, подаваемые в школьных учебниках по традиции даже сейчас, после пятнадцати лет демократических реформ, как научно доказанные истины не имеют никакой доказательной базы и существуют лишь как гипотезы. Если ему популярно объяснить, что идеологи коммунизма сознательно внушали широким слоям населения ложную мысль о якобы полной научной доказанности теорий, на базе которых была создана их современная «научная картина мира».
Сначала объяснить, а затем, согласно демократическим принципам, предоставить свободу выбора.
И начать объяснять можно прямо сейчас. Заглянем в книжку В.;И.;Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», найдем его определение материи: «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них»! Каково, а? Вдумаемся. Какая такая объективная реальность? В каких ощущениях? Что первично?
Сначала мы имеем ощущения, а уж по ним знакомимся с материей. Но никак не наоборот. Какая же тогда материя объективная реальность? Объективно ощущение и реально ощущение. Объективная реальность — это ощущение. И что дальше него, что за ощущением — мы не знаем и не можем узнать, поскольку познаем мир через свои ощущения. Вне рамок ощущений материя может быть, но ее может и не быть.
Реально то, что есть. Ощущение реально всегда. Если всю материю человек узнает посредством своих ощущений, то где доказательство, что материя объективная реальность? Где доказательства, что материя существует независимо от ощущений? Где, наконец, доказательство, что за границей наших ощущений тоже есть материя? Или;В.;И.;Ленин был богом и обладал сверхощущениями, нечеловеческими ощущениями. И ими прочувствовал что-то, лежащее за границей обычных человеческих ощущений. Что-то не верится. Это означает, что в СССР семьдесят лет слепо верили в материю как в объективную реальность.

Что удивительно! Хохлев ведет борьбу (и не безуспешно) с ложью «современной научной картины мира» не только как публицист. В его стихах, художественной прозе, сказках эта «тема», в немного завуалированном виде, присутствует постоянно. В первом (еще в прошлом веке) издании сейчас уже знаменитых «Сказок про Царя» («Сорок сказок про Царя, для больших и маленьких», СПб., 1999) автор ставит под сомнение и даже опровергает «научные» гипотезы о происхождении человека от обезьяны («Царь и происхождение человека»), о материи, состоящей из атомов («Царь и строение вещества»), о Земле-шаре, летающей вокруг Солнца («Устройство земли и неба») и др.
Почему ставит под сомнение и опровергает? Да потому что человеческие бездоказательные мудрования не могут служить основой принятия государственных решений. Царь — это ведь государственный муж (хоть и сказочный и потешный), ответственный за свой народ.
Вернемся к статье «О новой России». Где жесткая (не только показательная, но и доказательная) логика автора не оставляет никаких лазеек его оппонентам.

«В 2005 году в петербургском журнале «БЕГ» был опубликован мой рассказ «Восемь дней с Ангелом» (http://www.proza.ru/2009/12/05/533). В нем в очень доступной форме рассказывается о том, как Исаак Ньютон в своей книге «Математические начала натуральной философии», Андре Мари Ампер в «Электродинамических исследованиях», Лавуазье в своем лабораторном дневнике, Николай Коперник в книге «Об обращении небесных сфер», Галилео Галилей в своих догадках о природе пятен на солнце, Александр Фридман в своей теории о якобы расширяющейся вселенной, созданной благодаря открытию Лобачевским неэвклидовых пространств и теории относительности Эйнштейна, Джон Дальтон в книге «О строении тел», Дмитрий Менделеев в «Основах химии», Томсон в книге «Электрон в химии» — то есть ученые, непосредственно участвовавшие в создании «современного научного взгляда на мир», не приводят ни единого доказательства своих догадок.
Вот, к примеру, как Джон Дальтон подтверждает истинность атомизма.
«Имеются три различные вида тел, которые особенно привлекали к себе внимание химических философов, а именно, те, которые обозначаются названиями «упругие флюиды», «жидкости», «твердые тела». Вода представляет хорошо знакомый пример тела, которое в известных случаях способно принимать все три состояния. В паре мы узнаем вполне упругий флюид, в воде совершенную жидкость, а во льде вполне твердое тело. Эти наблюдения привели к заключению, которое является, по-видимому, общепринятым, что все тела ощутимой величины, как твердые, так и жидкие, состоят из громадного числа чрезвычайно малых частиц или атомов вещества».
Ни о каких научных, опытных подтверждениях своих мыслей Джон Дальтон не заботится. Ему достаточно «общепринятости заключения» и можно продолжать…
«Связанных между собой силой притяжения, которая более или менее велика в зависимости от обстоятельств и которая, поскольку она стремится предотвратить их разделение…»
Какое разделение, почему?
«… вполне правильно с этой точки зрения названа — притяжением сцепления. Но, поскольку она собирает атомы из распыленного состояния, как, например, из пара в воду, она называется притяжением соединения, или проще сродством». (Джон Дальтон. Сборник избранных работ по атомистике 1802–1810 г., Л., 1940).
Хорошо видно — какими примитивными рассуждениями «доказываются» научные открытия. И что самое главное — в современной науке все доказательства такие. Ученые спорят друг с другом, стремясь утвердить именно свою теорию. Фридман говорит о расширении вселенной, а по Дальтону оказывается все наоборот! Вещество сначала было распылено, а затем притяжением соединения собралось в планеты, солнца, звезды…
Еще один наглядный пример — рассуждения Д.;И.;Менделеева.
«Природа химических сил также сокрыта поныне от нас, как и природа всеобщего тяготения, но как без знания этой последней, прилагая механические понятия, астрономические явления стали подлежать точному обобщению и подробному предсказанию множества частностей, так без знания природы химического сродства есть надежда достичь в изучении химии значительного успеха… Атомное учение согласуется и вызывает первые законы определенных химических соединений: закон постоянства состава и закон кратных отношений — суть законы природы, а отнюдь не гипотезы…»
Именно гипотезы!
«Потому что, будь все учение об атомах совершенно отвергнуто, все же указанные законы останутся, ибо отвечают фактам… И чем точнее анализируют и взвешивают, тем точнее оправдываются эти законы». (Д.;И.;Менделеев. Основы химии. М-Л., 1947).
Допустим, материя состоит из атомов, и они заполняют все реальное пространство… Но что за неведомая сила борется с силой тяготения? Почему атомы под действием силы тяжести до сих пор не собрались вокруг центра притяжения и не замерли без движения? Что их удерживает в распыленном состоянии? Может быть, было бы интереснее, чтобы из них слепилась какая-нибудь новая сверхплотная материя? Наверное, об этом ученые пока еще не успели подумать.
Дальтон определяет атомные веса известных ему элементов, не обращая внимания на абсурдность самого понятия «атомный вес». Вес — это сила, с которой тело под действием тяготения воздействует на подвес или опору. Атому этого не сделать. Но докапываться до истины некогда. Тем более что вслед за Джоном Дальтоном — Джон Томсон «выдает» новую идею, по которой атом от элемента к элементу меняет свой вес. Вот цитата из Джозефа Джона Томсона, считающегося первооткрывателем элек­трона.
«Подобно тому, как некоторые из физических свойств вещества потребовали для своего объяснения предположения, по которому вещество не является сплошным, но построено из ограниченных и измеримых зерен, так и в деле объяснения химических свойств вещества нельзя идти с успехом далее, прежде чем мы не откажемся от представления, по которому атом является неделимым…»
Что стоит Томсону разделить atomos, по-гречески «неделимый»? Да ничего не стоит.
«…сплошным и однородным и не припишем атомам известного рода строение».
Припишем!
«Открытие электрона в 1897 году было первым доказательством такой структуры. Было доказано, что электроны происходят из атомов всех родов, и какой бы ни был источник их происхождения, получаются всегда идентичные электроны. Было доказано…»
Как ученые и вслед за ними коммунисты полюбили это слово!
«… что не изменяющийся электрон является постоянной составной частью всех атомов» (Джон Томсон. Электрон в химии, М-Л., 1927).
Нельзя не сказать о том, что некоторые ученые все же отчетливо понимали, что имеют дело лишь с предположениями, с попытками дать объяснения тем или иным явлениям, что их теории могут быть легко опровергнуты. Вот что, например, говорил Альберт Эйнштейн:
«Не моя вина, что читатели получают преувеличенное представление о важности достигнутых результатов. В этом скорее повинны авторы популярных статей и в особенности корреспонденты газет, которые преподносят все насколько возможно сенсационно…»
Можем быть, уже пора говорить о целенаправленном действии этих «авторов» и этих «корреспондентов».
«Путем обобщений релятивистских уравнений гравитации, то есть чисто математически, я пытался найти простые уравнения для полного поля. Я надеялся, что полученные таким образом уравнения будут справедливы для описания реального мира. Чтобы решить, в какой мере это справедливо, необходимо найти решение этих уравнений, которые описывали бы известные из опыта факты. До сих пор ни я, ни кто-либо другой не добились успеха в этом направлении; поэтому нет никакой возможности ответить на вопрос, является ли теория «верной» или «нет»». (А.;Эйштейн. Собрание научных трудов. Том II. М., 1965).
Конечно, приведенных цитат недостаточно, чтобы человек их прочитавший, сразу же стал что-то выбирать. Но начало мысли «на заданную тему» они положить могут. А чтобы человеку было проще начать самостоятельно мыслить, напомним ему, что менять свои представления очень тяжело, но не менять их — очень опасно».

Да, опасно! Потому что, ложные представления о мире и жизни способны затмить собою представления истинные, затруднить (или даже сделать невозможным) получение человеком информации «от Бога», оттолкнуть от Библии — единственном, правдивом источнике знаний.
Из всех войн, которые сейчас ведутся в мире, самой жесткой является идеологическая война, война за души людей. Но в нашей Конституции нет пункта о том, какой же идеологией мы руководствуемся. Известно, что вакуум всегда чем-то заполняется. Вот и хлынули (после перестройки) в наш, искусственно созданный идеологический вакуум дикие западные идеи: про однополые браки, про толерантность (по сути — терпимость к злу), про ничем не сдерживаемую свободу самовыражения… Наконец, про безбожную либеральную демократию, которая преподносится «отсталым обществам» как высшее достижение политической мысли…
В дополнение к уже процитированным суждениям не могу не привести фрагмент статьи Хохлева «Атеистам недостаточно сказать: Бога нет», опубликованной в газете «Невское время» 19 июля 2013 (http://www.nvspb.ru/stories/ateistam-nedostatochno-skazat-boga-net-51825).
«Давно известно, что приписки в научной среде применяются достаточно широко. Вот пример из Николая Коперника:
«Земля есть то место, с которого мы наблюдаем небосвод, откуда он открывается нашему взору. Следовательно, если предположить какое-нибудь движение у Земли, оно непременно будет обнаруживаться во внешних частях Вселенной, но как идущее в обратном направлении, как бы мимо Земли. Таково прежде всего суточное обращение, ибо оно представляется нам увлекающим весь мир в целом, кроме Земли и всего, что около неё. Но если допустить, что небо вовсе такого вращения не имеет, но что вращается с запада на восток Земля, то всякий, кто внимательно обдумает явление восхода и захода Солнца, Луны и звёзд, найдёт, что это так и есть на самом деле… Так как небо есть общее, всё содержащее и таящее в себе вместилище, то отнюдь не видно, почему не приписать движения скорее содержимому, чем содержащему, вмещённому, чем вмещающему».
Доказательств вращения Земли Коперник не приводит. Он может только приписать его Земле. Атеистам приписка на руку».

Недавно отмечался очередной юбилей книги Николая Коперника «Об обращении небесных сфер» (Хохлев цитирует именно этот труд) и никто ни в научных кругах, ни в ведущих средствах массовой информации ничего не сказал о том, что планетарная модель солнечной системы, предложенная Коперником обществу, всего лишь бездоказательная фантазия. Наоборот, фантазера Коперника восхваляли, «воздавали должное» его научной прозорливости… Зачем? По недомыслию? Чтобы продолжать внушать и взрослым и детям, что Земля крутится и летает вокруг Солнца. Что космонавты побывали в космосе и никакого Бога там не нашли.
Приписки ученых «атеистам на руку».
В течение многих лет общения с Владимиром я понял, что бороться с атеизмом его призвал, наверное, Сам Господь. Ничем иным я не могу объяснить этот феномен современного, тридцать лет жившего в атеистической среде, человека. Вот из той же статьи:

«Главное для атеистов — заставить человека видеть только то, что видят глаза, слышать только то, что слышат уши. Отрезать от человеческого восприятия огромный невидимый и неслышимый духовный мир. Упростить умы и души, ослабить, размягчить их. Лишить крепкой воли и способности «докапываться» до сути жизни, то есть — до Бога.
Что же тогда атеизм?
Человеческое изобретение? Блуд
человеческого ума? Но ум человека не способен родить идею самостоятельно. Он может только получить её, чтобы потом принять или отвергнуть. Совсем не случайно люди говорят: «Мысль пришла!» Она действительно приходит. И в голову первому атеисту идея отрицания Бога — пришла. Это потом уже, не сумев правильно оценить своё «приобретение», атеист зара­зил безбожием головы других людей.
Мог ли автором этой безумной идеи быть сатана, верящий в Бога? Скорее всего, и был. «Кто не со мной, тот против меня», — сказал Иисус Христос. Если главный враг Христа — сатана, значит, мы можем понять слова Бога так: «Кто не со мной, тот с сатаной».
Получается, что атеизм — как ложный тезис — всего лишь инструмент. Метод, с помощью которого люди с такими же, как у первого атеиста некрепкими умами, отводятся от Бога».

Как не согласиться с этим блестящим выводом. Но (по Хохлеву) дать определение — это лишь часть дела. Борьба требует действий.
Читаем статью «Атеистов надо наказывать?..» — газета «Невское время» (Санкт-Петербург) №;158 от 11 сентября 2013 года (http://www.nvspb.ru/stories/ateistov-nado-nakazyvat—52221).

«Число свидетельств о бытии Бога и Его действиях огромно…
До прихода Иисуса Христа на землю о Триипостасном Боге свидетельствовали пророки и авторы Ветхозаветных книг Библии, после Воскресения Христа — апостолы и очевидцы Его дел. В настоящее время Бог постоянно являет Себя людям в чудесах — в мироточении икон, в исцелении смертельно больных людей, в схождении на Пасху Благодатного огня и других непостижимых человеческим рассудком действиях.
Но, несмотря на всё это, атеисты продолжают утверждать: «Бога нет». Не только не приводя никаких подтверждений небытия Бога, но и не подкрепляя свой «главный тезис» никакими разумными доказательствами.
По сути, утверждение «Бога нет» — просто слова. При этом, чтобы отвлечь от Бога большое число людей, воинствующие атеисты пропагандируют свои взгляды на радио и в телеэфирах, публикуются в газетах и журналах. То есть, если говорить юридическим языком, «распространяют заведомо ложные, не подтверждённые сведения».
До перестройки это было возможно и даже узаконено запутавшейся во лжи советской властью.
После 1991 года времена изменились. По утверждённым в Российской Федерации новым законам «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию» — то есть клеветы — рассматривается как правовое преступление. За которым может последовать адекватное наказание.
Если человек, не способный «вый­ти» из состояния атеистической прострации, не занимается публичным распространением своих заблуждений — наказывать его не за что. «Тихих» атеистов можно лишь по-человечески пожалеть. Но если атеист общественно активен, если его слова и действия представляют существенную опасность и наносят вред другим людям, он может — и, скорее всего, должен — ответить перед законом.
В Уголовном кодексе Российской Федерации есть глава 17 «Преступления против свободы, чести и достоинства личности». Статья 128 этой главы — о клевете. Пункт 2 статьи гласит: «Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до одного года либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов».
Иисус Христос не просто «лицо» — Личность, изменившая ход мировой истории. И неважно, что Он жил на земле 2 тысячи лет назад. И не в России. Отрицание Его — это преступление.
Верующие в Христа люди — тоже личности. Отрицая Бога, атеисты совершают преступления против главной сути жизни личности каждого христианина — его веры в Бога, в Воскресение и вечную жизнь.
Конечно, безбожники за свои преступления ответят на Высшем Божьем суде. Но и на земле — пока они не натворили ещё больших бед — они могут быть наказаны».

Понятно, почему заголовок статьи заканчивается знаком вопроса. Хохлев не утверждает, спрашивает у общества: не пора ли? Не пришло ли время применить то государственное насилие, о котором было сказано выше. Ведь «Вера в Бога — дело государственное», так утверждает мой друг заголовком очередной статьи в «Невском времени» 21 февраля 2014 года (http://www.nvspb.ru/stories/vera-v-boga-delo-gosudarstvennoe-53716#discussion).
«Воинствующие атеисты упорно внушают людям мысль: «Верить или не верить в Бога — это частное дело каждого человека». Зачем внушают? Чтобы разделять людей, затруднять и по возможности пресекать их соборное единение. Чтобы «каждый» выстраивал свою жизнь по своему собственному, частному, человечьему усмотрению. Именно в этом случае — когда человеку о Боге и поговорить не с кем — у противников христианства резко возрастают возможности вбрасывать в головы всякие безбожные идеи, увлекать сомнительными, но «модными» ценностями и целями. И отводить от истинных.
Ещё зачем? Чтобы люди всё время спорили — в том числе и в прямых телеэфирах — друг с другом. Чтобы каждый доказывал свою правду. И никто ничего доказать не мог.
А о чём спорить собравшимся в храме на единую молитву перед Творцом?..
Хорошо известно, что Россия как государство сформировалась верой в Бога. Учение Иисуса Христа даже при наличии противников объединило людей как никакое другое. Позволило каждому по своим талантам и способностям вносить свою лепту в общее дело. Без конкуренции, соперничества друг с другом (в западном понимании вопроса — за деньги, власть, ради индивидуального «успеха». — А.;В.). Наоборот, помогая и поддерживая единоверцев. Зачем конкурировать, если над людьми Высшая Сущность, которая всё видит, всех знает и в любой момент может остановить особо ретивых?
В результате единения в Боге и с Богом Российская империя стала сильнейшей в мире. В XIX веке фактически ни один из европейских правителей не принимал серьёзных политических решений без оглядки на русского царя.
Как это «напрягало» тогдашних атеистов и всяких нигилистов! Чтобы ослабить сильнейшее государство, они решили его делить. На классы, на партии, на верующих и неверующих в Бога… Противникам сильной России нужно было вогнать единый народ в противоречия. Между группами и группками, между людьми. Нужно было сделать так, чтобы каждый человек имел какой-то свой, частный — не по замыслу Бога — интерес. Чтобы, наконец, поверил в безбожную идеологическую утопию под названием «коммунизм».
На короткий отрезок времени и с некоторыми людьми это получилось. И привело к полному развалу, распаду империи под названием Советский Союз. Ведь неверие в Бога по объективным причинам — деструктивно, не созидательно, против творения жизни.
Но что удивительно: во многих людях объединяющая вера в Бога не умирала даже во времена жёсткого государственного атеизма. Многие её не выражали публично, но именно она — эта вера — обеспечила после 1991 года быстрое возрождение Православия и восстановление всех институтов Церкви.
Крестный ход по Невскому проспекту 12 сентября 2013 года — когда главная магистраль Петербурга превратилась в настоящую людскую реку, толпы паломников к Поясу Богородицы и Дарам волхвов — всё это показывает силу единения людей в вере. Эти люди шли не по указанию парткома, не для галочки, как это бывало в советское время 1 мая и 7 ноября.
А что антиклерикалы? По-преж­нему кричат: «Это частное дело!» Нет, господа, не частное.
Вера в Бога — дело государственное. Собирающее людей в единый и сильный — с Богом! — народ».

Хочу дать еще один текст, который, на мой взгляд, детализирует, конкретизирует только что приведенный. Свидетельствует об опыте, приобретенном Хохлевым на государственной службе, в бизнесе, на преподавательской и журналисткой работе… И говорит о внимательном отношении Владимира в деталям современной жизни. Это фрагменты статьи «Зачем государству вера в Бога?», газета «Невское время» №;223 от 12.12.2012 (http://nvspb.ru/stories/zachem-gosudarstvu-vera-v-boga-50094).
«Зачем государству вера в Бога?
Бытует мнение, что верующие — более послушны, терпимы, менее агрессивны, не имеют политических, властных и прочих амбиций. Что управлять ими легче. В этом ли главная цель взаимоотношений государства и Церкви? Конечно, нет. Потому что в приведенном тезисе освещена лишь половина цели — говорится об управлении верующими. И нет второй, куда более значимой части — ни слова о тех, кто управляет.
Должны ли управленцы верить в Бога?
Вопрос не праздный, потому что ответ на него впрямую влияет на силу государства.
Представим себе, что атеист попадает на государственную службу. Для него Бога нет, и, значит, «все позволено». Чем он будет заниматься? В первую очередь сохранением себя во власти. Ему нужно закрепиться в ней, обрасти друзьями, нужными связями. Начать оказывать услуги, в ответ просить что-то для себя. Как только атеисту представится возможность карьерного роста — он «рванет» вверх. И еще раз, и еще… Чтобы такие возможности представлялись, атеист должен быть «на хорошем счету», заметным. Для этого необходим самопиар, скрытая самореклама… Все перечисленное и составляет основной круг забот начинающего госслужащего. Собственно государственная служба для него как лишняя обязанность.
Как в аналогичной ситуации ведет себя верующий? Он служит, честно и профессионально. В первую очередь думает о Боге, затем о людях, которые оказались в поле его деятельности, потом уже о себе. Все принимаемые решения он соотносит с Божьим законом, не допуская никакой отсебятины. На веру он опирается, как на самое (из всех возможных) твердое и незыблемое основание. Бог — был, есть и будет. Если обстоятельства вынудят верующего покинуть власть, он сделает это легко, без внутреннего надлома. Значит, так нужно Богу.
Вернемся к атеисту, который «подсуетился» и стал уже каким-нибудь начальником. Теперь ему нужны: кабинет, средства связи, в том числе правительственной, машина, хороший оклад, почет и уважение. Некоторые не могут без собственных резиденций. Еще нужен аппарат. В таком примерно составе: начальник аппарата, секретарь, помощники, референты, юрист, пресс-секретарь. Также личный водитель. Начальник аппарата обеспечивает политическое присутствие атеиста в нужных местах и в нужное время. Секретарь соединяет с нужными людьми и отбивает ненужных. Помощники помогают атеисту устраивать свой быт, занимаются в основном его личными делами. Елка, подарки к Новому году, жену на работу, детей в школу, авиабилеты, билеты в театр, продукты, бытовая техника, обустройство дачи, баня, охота, рыбалка и пр. Референты пишут письма, готовят проекты приказов, финансово и политически атеисту выгодных. Юрист обеспечивает законность действий. Пресс-секретарь создает положительный имидж… В глазах людей начальник-атеист (даже если он совершает зло — берет взятки, развратничает, считает народ быдлом и пр.) стремится выглядеть благонамеренным и законопослушным. На экране телевизора он поздравит с юбилеем бабушку-пенсионерку, вручит детской поликлинике компьютер, купленный на деньги налогоплательщиков. За возможность «выжимать» из своего служебного положения всяческие блага начальник-атеист (по сути — благосос) пойдет практически на всё. И никогда добровольно не сдаст «завоеванных» позиций. Ничего полезного для государства и для людей он не совершает.
У начальника верующего тоже могут быть и кабинет и аппарат, но все его усилия прямо противоположны. Имеющуюся власть он использует во благо людей и для укрепления государства. Верующий — нестяжатель, он довольствуется тем должностным окладом, который есть и не выстраивает никаких коммерческих схем. О положительном имидже ему заботиться не нужно. Он узнается по делам. По делам же и оценивается обществом. Государственная служба для верующего сродни исполнению послушания. Он уповает на Бога, и только Ему подчинен.
Из двух начальников кто более ценен государству? Ответ очевиден.
Рассмотрим другие аспекты влияния веры в Бога (или неверия) на жизнь людей и страны.
Государству, без налогов, а, значит, без бизнеса, без негосударственной инициативы не выжить.
Как атеист выстраивает бизнес? И днем и ночью стремится к главной цели — извлечению прибыли. Мир, природа, нанятые работники, связи с государственной властью — для атеиста лишь средства для добывания денег. Деньги для него — мерило всего. Добытые деньги атеист-бизнесмен тратит на что угодно, но только не на добрые дела. Он не понимает, во что нужно инвестировать — вкладывает только туда, откуда можно извлечь дополнительные дивиденды. Заводит примерно такой же, как у атеиста-чиновника аппарат, скупает недвижимость, транспортные средства, драгоценности… На всякий случай выводит большую часть активов за рубеж. Поскольку Бога над ним нет, атеист-бизнесмен может продавать людям просроченные продукты, некачественную технику, необеспеченные туристические туры и пр. Может затеять финансовую пирамиду или открыть казино. Сокрыть доход, недоплатить в казну налогов (и тем самым ослабить государство) для атеиста — это вторая (после главной) соблазнительная цель.
Как поступает верующий? Тоже работает на прибыль. Но заработанное инвестирует в веру, в восстановление и строительство храмов, в издание книг о Боге, в правильное воспитание подрастающего поколения. Чтобы выпускать качественные товары, развивает, модернизирует свое производство. И честно платит налоги. Он понимает, что его бизнес «выживет», если государство не будет трясти бюджетным дефицитом. Верующий бизнесмен — главная опора власти.
Народу и государству без образования — никак.
Что делает атеист-учитель? Вызубривает изложенное в учебниках и методичках, чтобы ретранслировать это ученикам и студентам. Повторяет, повторяет, повторяет… Из года в год одно и то же. Внушает молодым людям всякий бред: что материя первична, а сознание вторично, что человек произошел от обезьяны, что Бога придумали люди для объяснения природных явлений. Принуждает зубрить недоказанные наукой законы. Которые — сегодня одни, завтра — другие, послезавтра — еще какие-нибудь. Учитель-атеист слепо верит в способность человека познавать и объяснять мир. И даже управлять природой. В эту слепую веру учитель-атеист втягивает доверчивых. С помощью оценок контролирует степень втягивания. Пятерки получают успешно втянувшиеся, двойки — не желающие втягиваться. Знания, полученные от учителей-атеистов, в реальной жизни практически неприменимы. После экзаменов и зачетов они быстро забываются.
Верующий учитель в первую очередь снабжает учеников знанием о Боге. Дает пример правильной жизни. Учит не зубрить, но мыслить самостоятельно. Всматриваться, вслушиваться, «вдумываться» в окружающую человека действительность. Подводит к поиску смысла бытия, к поиску невидимого Управляющего жизнью. Развивает творческие способности. Наставляет в любви, как в единственной созидательной силе. Учит любить «и ближних, и дальних», даже врагов. Любить и беречь своё отечество. Рассказывает о защитниках родной земли. Дает духовные и нравственные ориентиры, которым человек следует всю свою жизнь. Верующий учитель обеспечивает общество людьми, стойкими ко всем жизненным перипетиям.
Внимание государства к СМИ всегда особое. Телевидение, к примеру, способно формировать общественное мнение в масштабе всей страны.
Как атеист ведет себя в эфире? Доносит до зрителя политические, коммерческие, криминальные, культурные, спортивные и другие новости, ни слова не говоря о Боге. Как будто Он в жизни людей не участвует. «Продвинутый» атеист-ведущий какого-нибудь шоу часто похож на клоуна. Он строит гримасы, кривляется, повышает голос, понижает голос, машет руками, листает странички, щелкает авторучкой или компьютерной мышью, приседает, подпрыгивает и пр. И все для того, чтобы, ничего не сказав по сути, привлечь внимание к своей персоне. Главное для него — карьера, популярность, слава. И деньги, конечно. «Креативно» развлечь, «индивидуально» подать информацию в эфир — единственная возможность пропиариться. Неверующий журналист вопросами достоверности информации не задается. Его принцип: услышал, добавил «перца», выплеснул в народ. Чем горячее, тем больше шансов, что запомнят.
Верующий журналист заботится о правде слова. Никогда не ссылается на слухи, не уводит зрителей из реальной жизни, не увлекает проектами. Не пропагандирует разврат и вредные привычки. При любой возможности сообщает зрителям о Боге, Его прямых действиях — откровениях, явлениях Святым подвижникам. О чудесах. Напоминает о молитве — реальном мостике между человеком и Богом. О вере — способной скрепить разных людей в сильный и единый народ. О лучшей помощи государству не стоит и мечтать.
Рамки печатной площади не позволяют «в том же духе» высказаться об атеистах- и верующих: врачах, продавцах, водителях, пользователях Интернета, писателях, художниках, музыкантах, сценаристах и режиссерах, актерах, эстрадных исполнителях и всех других активных участниках сложной современной жизни. Думаю, что «проницательный читатель» способен совершить это самостоятельно. Чтобы в итоге сделать единственно верный и ничем не опровергаемый вывод: вера в Бога нужна государству — если оно, конечно, стремится быть сильным и независимым — как воздух.
Предвижу, что кто-то, прочитав статью, скажет: «В реальной жизни — не так, как в нарисованной схеме — почти нет идеальных, крайних состояний. В жизни есть и верующие — не без греха, и атеисты — честные и порядочные люди. Автор слишком упрощает…» Гиперболизация двух крайностей сделана сознательно. Для выявления принципов действий «героев». Чтобы наиболее выпукло, объемно показать различие их менталитетов и пониманий жизни.
Между абсолютным верующим и абсолютным атеистом — огромное число людей. В которых в разной степени переплетены вера и безверие. К чему идти? Решать читателю.
И государству».

С каким остервенением либеральное, атеистическое интернет-сообщество набросилось на автора этих статей… «Невское время» вынуждено было отреагировать. И… «в связи с возросшим количеством комментариев, содержание которых может быть расценено как высказывания, имеющие признаки экстремизма, редакция газеты «Невское время» приняла решение временно приостановить возможность комментировать материалы на сайте».
Но автор выстоял, не поддался на провокации и продолжает «гнуть» свою линию.
Еще один важный текст — отрывок из статьи «Убийство веры и воскресение России» (http://maxpark.com/user/2561765062/content/934156), опубликованной в журнале «БЕГ» (№;11, 2011), главным редактором которого Владимир Хохлев проработал восемь лет.
«Как рассказывает в своих записках О.;А.;Смирнова («Северный вестник». СПб., 1894), однажды А.;С.;Пушкину рассказали про ходившие вокруг него упорные слухи о его неверии. Александр Сергеевич расхохотался и сказал, пожимая плечами: «Разве они считают меня совершенным кретином?»
Чтобы грабить, взрывать и ровнять с землей церкви и монастыри, чтобы подчинять себе малограмотный народ, обращая его в свою «новую веру», воинствующим кретинам-коммунистам нужно было обосновать отсутствие Бога.
И они создали свои науки — на самом деле, лженауки — исторический и диалектический материализм, атеизм, научный коммунизм. Они пересказывали выводы и гипотезы известных учёных, меняя слова первоисточников и выдёргивая цитаты из контекста. Как говорится, передёргивали факты…
Зачем же все это было нужно?
Чтобы ослабить народ, толкнуть его к пьянству, к прожиганию «ненужной» жизни, и тем самым подготовить его к порабощению враждебными силами. Чтобы ликвидировать Россию, а вместе с ней и истинную веру в Бога, как явление. Чтобы расчистить поле для нового делового — то есть бессовестного — мышления и нового беспринципного порядка.
И как показалось нашим врагам-атеистам — к 90;м годам XX века эта главная цель была достигнута. Ведь как минимум три новых поколения людей выросли в безбожной среде. Ликвидируя уже не нужный коммунистический строй, они посчитали, что Россия окончательно опрокинута.
Парадокс истории в том, что при всей их дьявольской хитрости и коварстве — они просчитались. Они не учли не изживаемого народного стремления «жить по правде», которое неминуемо приводит к вере в Бога. Но главное — они не смогли ничего противопоставить действиям самого Бога по восстановлению истинной веры.
У нас есть хорошая пословица: человек предполагает, а Бог располагает. Как показывает новейшая российская история, оказались тщетными жалкие предположения невежественных, темных и злобных людишек и их надежды победить светлого, доброго и всемогущего Бога.
Бог всего лишь позволил пожить России в безверии, но не оставил ее совсем. Он как будто бы ушел на время, чтобы вернуться.
Есть такая легенда. Верующие люди, пришедшие в ночь, накануне взрыва храма Христа Спасителя, проститься с ним, под утро увидели, как над дверьми храма возник столп света, в котором поднялись к небу фигуры святых с его стен. Так, по-видимому, Бог показывал, что уходит. Понимая это — люди плакали и ужасались.
Но, видимо, по великой доброте Бога, в Нем ещё осталась жалость к неоднократно предававшему Его народу, и нам на счастье Он вернулся. Восстановление храма Христа Спасителя, осуществлённое государственной властью, как теперь понятно не без Его воли, явилось знаком. Этот знак символизировал, что тёмные и по-настоящему мракобесные времена прошли.
Могли ли мы — рождённые и выросшие в атеистическом СССР — предположить, что христианская вера с такой молниеносной быстротой восстановит себя? А Бог «расположил» именно так.
Не есть ли это еще более существенный знак? Не началась ли таким образом новейшая христианская эра? И не стала ли обожжённая холодом безверия, почти обескровленная, но все же получившая Божие прощение Россия её главным действующим лицом?
Ответы на эти вопросы знает только Бог. Нам, человекам, остается лишь надеяться на Его добрую волю и действенную власть. И без оглядки на соседа — который ещё совсем недавно мог написать «куда надо» — искренне Ему молиться».

Чем, на мой взгляд, важен этот отрывок?
Во-первых, тем, что Хохлев не «якает», не говорит: «Я знаю, как обустроить Россию», но исключительно полагается на помощь Свыше. Готов, как мне кажется, воспринимать ее. И, может быть (что скорее всего), уже воспринимает.
Во-вторых, тем, что автор снова, каким-то чудесным своим чутьем (о котором я уже говорил), интуитивно (или по Божьему наученью), прикасаясь к новой исторической тайне, провидит будущее — говорит о «новой христианской эре». В которой — наша Святая Русь будет светить всему миру. В которой — чаяния и надежды русского человека исполнятся всецело.
Мне кажется, что портрет Владимира Хохлева — человека с государственным мышлением уже сложился. «Расспрашивать» его тексты больше не нужно и можно закончить исследование этой личности.
Но я (видимо, увлекшись его яркими публицистическими выступлениями) как-то забыл, что Владимир Хохлев — поэт. И его поэтическое, государственное слово не менее (а может, и более) сильно (см. сервер «Стихи.ру», авторскую страницу Владимира Хохлева). Здесь я приведу (не в полном смысле «государственное») стихотворение «В армии», из сборника «Утренний дождь» (СПб., 2009):

Я дневалил…
На рассвете клен,
месяцем красиво освещен,
был в меня как будто бы влюблен.
Листья мне кивали…
В лунном свете
мы кружились по другой планете.
Я писал стихи, клен песни пел…
Жаль, сержант их слушать не хотел.

Булат Окуджава писал о «часовых любви». Хохлев, после этих строчек мне представляется «дневальным по России». Зорко (даже по ночам) следящим за тем, что происходит в стране. И реагирующим адекватно. Как внимательный читатель уже догадался, клен, о котором пишет поэт — образ собирательный.
На этой ноте я могу закончить свой материал. Но продолжаю — не сказано еще всё.
Мне как историку важно ответить на вопрос: кто из государственных деятелей прошлого наиболее близок моему герою. Ответ я нашел — это Обер-прокурор Святейшего Синода Константин Победоносцев.
В третьем номере журнала «Невечерний свет» была опубликована моя статья о К.;П.;Победоносцеве. Почему главный редактор посчитал эту публикацию необходимой? Мне представляется, потому что государственные взгляды Хохлева родственны взглядам Константина Петровича. Фигура Обер-прокурора Священного Синода настолько многогранна, его деятельность настолько не понята (до резко негативных оценок), что публикации об этом человеке будут продолжены.
Я вспоминаю слова Победоносцева «если не знаешь, как надо делать, то лучше найди ответ на вопрос «что не надо делать». Хохлеву, как мне кажется, этот принцип очень близок. «Не делая» — он практически не совершает ошибок. А «делая» — чаще всего выходит победителем.
Ум, талант, своеобразие Победоносцева привели его к необходимости борьбы за сохранение самодержавия в неприкосновенности. Абсолютного самодержавия, не урезанного какой-то конституцией, о чем мечтали тогдашние вольнодумцы, не понимающие смысла царской власти.
Вскоре после гибели императора Александра;II Победоносцев выступил как лидер консервативной партии в правительстве нового царя. В качестве ближайшего советника Александра;III он явился автором Высочайшего манифеста от 29 апреля 1881 года, провозглашавшего незыблемость самодержавия. Напомню, 3 марта 1881 года состоялось заседание Государственной думы России. В докладе Лорис-Меликова говорилось об управлении Россией по западному образцу. И Дума была готова принять эту идею. Слава Богу, что твердость и мужество Победоносцева пересилили замысел большинства.
Идея монархического устройства нашего государства практически никогда не уходила с политической арены Руси-России, она — то затихала, то вспыхивала вновь. В свое время монархия, опиравшаяся на Православие, победила нашу разрозненность, нашу слабость. Видимо не случайно, после восстания декабристов родилась триада — православие, самодержавие, народность. Этой триадой руководствовался и Победоносцев. Для многих она актуальна и сейчас.
Хохлев в одной из наших частных бесед предложил новую формулу — Бог, государство, человек. Близко к старой, но смысл совсем другой. К горизонтали добавилась вертикаль — и получился крест, который Россия и должна нести.
Сейчас, когда мы ожидаем второго пришествия Иисуса Христа на нашу израненную и больную землю, когда человечество практически сошло с ума от своих «подвигов», когда человеческое «Я» вознеслось выше небес, возврат к прямому общению с Богом, к молитвенному испрашиванию у Него «советов», просто необходим.
Надо сказать, что мой друг (как и Константин Петрович) часто идет «один на толпу», высказывает идею, которая большинством не принимается. Но проходит время, и многие из этого большинства начинают осознавать значение (и глубину) высказанной мысли… И примыкают к Хохлеву.
«Я упрям, жесток и стоек» говорит Владимир в стихотворении «Ты и Я» (сборник «Утренний дождь»). Упрямство, жесткость (не жестокость) и стойкость — качества настоящего бойца. Лидера!

И теперь еще не все.
Збигнев Бжезинский в книге «Нужна ли Америке внешняя политика» высказывает убийственную для России и стратегическую для наших врагов мысль: «добивать Россию не нужно, её надо использовать». Использование не предполагает у объекта использования собственных мыслей, собственной воли, способности самостоятельно принимать управленческие решения.
Когда президент Владимир Путин останавливает войну в Чечне, помогает Абхазии, возвращает Крым России (то есть действует самостоятельно) — это вызывает (в первую очередь) на Западе бурную протестную реакцию. Но слабость западного мышления в том, что противоположно-направленного (и равного по силе) действия оно придумать не может. История с пресловутыми санкциями, бумерангом ударившими по самому Западу, — яркое тому подтверждение.
Вот что об этом говорит Хохлев в «Белой ночи»:

«Есть одна восточная мудрость, говорящая о духовной слабости материально богатого народа. Это правда. Когда все силы человека — нации или страны — истрачены на добывание богатства, не остается сил быть сильным. Россия никогда не гналась за материальным. Это позволило не только сохранить силу, но приумножить и развить ее. Попробуй сейчас сунься к нам враг. Я уверен, он будет опрокинут, разбит и развеян по ветру.
Никогда еще Россия не была так сильна, как сейчас».

Государственное мышление Хохлева также независимо. Как мне представляется — над ним только Бог (да простит мне Господь мою дерзость). И Владимир умеет «распознавать» Его подсказки (я уже говорил об этом). Приведу небольшой отрывок диалога главных героев «Шведской сказки» (журнал «БЕГ», №;4, 2005).

«;— Если бы я была волшебницей, я бы сделала всех людей добрыми. Не было бы войн и смерти.
—;А почему есть недобрые люди?
—;Потому что они не знают смысла!
—;И в чем смысл?
—;Смысл? В мысли. Ты не находишь, что эти слова близки по значению? Если человек живет верными мыслями, он живет со смыслом, если нет — он становится недобрым.
—;И ты умеешь распознавать верные мысли?
—;Умею, самая верная — первая мысль, дальше все запутано».

Согласно восточной мудрости, человечество в настоящий момент заканчивает цикл физического развития и вступает в цикл развития астрального, в котором эмпирическое выходит на первый план. Об этом — работа Гаваа Лувсана (1923–2005), доктора медицинских наук, профессора, заслуженного врача России, лауреата премии им. М.;В.;Ломоносова, основоположника российской рефлексотерапии: «Традиционные и современные способы восточной рефлексотерапии» (в которой, кстати сказать, говорится о причинах постоянного роста женского влияния на политику и жизнь в целом: видимо не случайно у Хохлева-интервьюера много респондентов-женщин: Т.;Горичева, Е.;Драпеко, Л.;Дербина и др. и не случайно Хохлев-редактор публикует О.;Сокурову, Т.;Алексееву, Е.;Колышкину де Гук Дохерти и др.).
По-моему, идея Хохлева (высказанная устами женщины — героини «Шведской сказки») о «первой мысли» смыкается с концепцией евразийского мышления.
Ведь «первая мысль» — это мысль от Бога. Быть с Богом — быть в силе и правде. Идти истинным путем.
Чувствуя, что Владимир им и идет, к нему тянутся другие «самостоятельные» личности. Мой герой не одинок. Редакторская работа предполагает знакомство с огромным количеством текстов. Я знаю, что Хохлев чаще говорит авторам не «да», а «нет». Потому что многие хотят России блага, но не многие знают, как его дать.

Не могу не обрисовать «круг Хохлева» и не назвать имена (и публикации) уникальных людей, с которыми Владимир находится в постоянном сотрудничестве. Это уже упомянутые мной (без пяти минут доктор исторических наук) член Ученого совета исторического факультета СПбГУ Ольга Сокурова («Свет — не тьма», журнал «НСi», №;2, 2012), Татьяна Горичева и Владыка Назарий («Свято-Троицкой Александро-Невской Лавре 300 лет», журнал «НСi», №;1, 2012), редактор отдела социальных проблем и религии газеты «Невское время» Павел Виноградов, настоятель Петропавловского собора СПб, архимандрит Александр Федоров, мой брат, литературовед и специалист по геополитике Евгений Вертлиб («Россия и геостратегия Великобритании», журнал «БЕГ», №;12, 2011), московский поэт, главный редактор альманаха «День поэзии» Андрей Шацков («Славянский календарь поэта», журнал «НСi», №;1, 2012), директор и режиссер христианской киностудии «Благовест-медиа» Николай Горячкин и др.
Все это говорит о том, что идеи Владимира Хохлева, его деятельность востребованы (и принимаются) в самых высоких, духовно-интеллектуальных сферах (не в «звездной» элите шоу-бизнеса) русского народа.
Дело за малым — идеи претворить в дела.

Теперь, наконец, можно и закругляться. Хотя многое из написанного и опубликованного Владимиром, осталось за форматом этой статьи. Например, «Интервью с самим собой» (в книге «Ремесло интервью», СПб., 2012). Думаю, что «внимательный читатель» самостоятельно продолжит изучение этой неординарной личности.
Закончу стихами моего искреннего и верного молодого друга и со-ратника:

Что у души за тема?
Что ей ночами длить?
Тонкая ткань, хотела
душа только любить.
Как просто — только любить!

Душа Владимира Хохлева любит Россию горячо и пылко. Такое чувство не может не разжечь ответной любви.
Да, собственно, уже разожгло.

В качестве резюме скажу следующее. Я историк, мне важен исторический контекст, в котором живет и работает Владимир Хохлев. Мне важно понимать, как колебания общественного, народного мнения влияют на решения, которые принимает нынешняя российская государственная власть. Важно предвидеть, в какую сторону (в ближайшей перспективе) власть будет смотреть.
И могу сказать, что тут — не всё однозначно. Конечно, либерально-демократические идеи (которые в 90;е годы опрокинули идеи коммунистические) в России еще сильны. Но почему власть сегодня так «плотно» работает с РПЦ (христианская идеология отнюдь не либеральна), почему либералы с таким ожесточением сопротивляются «сращиванию Церкви и государства». Видят для себя опасность? Не иначе.
Это означает, что борьба идей в России не прекратилась. Что люди отчетливо видят слабость либеральной демократии. Что власти (чутко отслеживающей настроения в обществе), в целях самосохранения, нужно будет вносить коррективы в свои действия (и курс в целом). Что даже Конституция страны (принятая с подачи и под напором либералов), в статье 13;й утверждающая: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» (с точки зрения здравого смысла — абсурд), может быть изменена.
Сейчас (после известных событий) рейтинг президента Путина (и государственных служащих высшего ранга, близко стоящих к В.;Путину и продолжающих линию К.;Победоносцева, А.;Столыпина и других патриотов России, таких как: С.;Шойгу, С.;Иванов, Д.;Рогозин, С.;Лавров) невероятно высок. Но никто не знает, каким он будет завтра. Были моменты, когда этот рейтинг падал с головокружительной быстротой (вспомним историю с монетизацией льгот). Падение рейтинга для политика такого уровня может быть «смертельным».
Отсюда — президенту, органам государственной власти (ему подчиненным), общественным организациям (в первую очередь «Народному фронту», его поддерживающему) нужно искать (и в конечном итоге найти) идеи, которые позволят России развиваться, без оглядки на Запад или Восток. Быть независимым, свободным государством.
И в этой связи мысли, высказанные в настоящей статье, могут быть востребованы в первую очередь. Дай-то Бог…

Санкт-Петербург, 2014

Аркадий Александрович Вертлиб родился в 1939 году.
Окончил Ленинградский государственный университет, исторический факультет. Преподавал историю в средней школе и Физико-механическом колледже.
В 90;е годы работал в Фонде «Милосердие» (Бологое), выступал в печати и на телевидении. Участвовал в реализации программы «Структура развития малых городов», в открытии Фонда им. А.;И.;Солженицына. Один из авторов концепции
местного самоуправления России.

Основные публикации:
«Почему я потерял веру в перестройку» (журнал «Посев», №;8, 1989)
«Десант с Невского проспекта» (газета «Тверская жизнь» №;203, 1991)
«Время собирать камни» (газета «Новая жизнь» (Бологое), №;125, 1991)
«Время диктует» (там же, №;131, 1991)
«Несколько мыслей о воскресной школе» (там же, №;160, 1991)
«Я не за то, чтобы спасаться в пустыне, тем более
что пустыни сегодня смертоносны» (газета Эколого-политологического университета «Светский стиль», №;7, 1994).
«Местное самоуправление: в теории и на практике»
(журнал «Единство», №;9, 1997)
«Я стал чуть-чуть умнее» (газета «Наш колледж», №;2, 2008)
«Постперестроечный синдром» («БЕГ», №;11, 2011)
«Боль о России» («БЕГ», №;13, 2012)
«Россия. Путь к Богу» («Невечерний свет», №;2, 2012)
«Константин Победоносцев — вчера и сегодня»
(«Невечерний свет», №;3, 2013).

09.09.2015 10:02
242

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!